Виктория Чапайкина и Дарья Шерстобитова

«Нам повезло заниматься таким видом искусства, который может быть и спортом, и цирком, и танцем»

Расскажите, как каждая из вас пришла к пилонному спорту?

Дарья Шерстобитова: 2013 год. Я студентка первого курса электротехнического университета. Хожу на скалолазание. Занимаюсь танцами в студии. У нас проходят отчетные концерты, ставятся массовые номера. Я там участвую, но очень хочу солировать, хочу работать только на себя и хочу сама нести ответственность за результат на сцене. Тогда понемногу стала задумываться, в какую сторону сменить направление.

Пилон на тот момент для меня был экзотикой и какой-то недостижимой мечтой. Помню, как смотрела соревновательное выступление Киры Нуар (правда, я тогда не знала, кто это такая) и мечтала так же музыкально и красиво выполнять сложные динамичные трюки. Но мечта оставалась только мечтой до тех пор, пока моя подруга не попросила сходить с ней за компанию на pole dance, одной ей было страшно. Тут-то всё и сложилось. (Улыбается.) Подруге не понравилось, а я осталась.

За два месяца освоила базовую программу, стала лучше разбираться в комьюнити. Узнала про Кристину Думанскую, двукратную чемпионку России по спорту на пилоне, серебряную чемпионку мира и основательницу школы танца и акробатики на пилоне My Pole Space в СПб и Москве, и стала ее ученицей.

За что я полюбила пилон? За возможность самой выбирать. Всё в твоих руках. Насколько выложишься на тренировке, насколько будешь заинтересован в своём развитии, настолько и продвинешься вперёд. А ещё за его доступность. В художественную/спортивную гимнастику или в балет в 18 ‒ 19лет уже не берут, в цирковую школу тоже поздновато.

Честно говоря, я на тот момент не планировала связывать свою жизнь со спортом, цирком, сценой. Готовилась стать инженером-технологом, рулить бизнес-процессами, вести проекты, а пилон был просто новым доступным хобби.

Виктория Чапайкина: В «Ленинград Центре» работала цирковая артистка Полина Волчек, серебряная чемпионка мира World Pole Sport Championship. Феликс Михайлов предложил украсить её пилонный номер танцующими девочками, которые смогли бы сделать пару несложных трюков на пилоне. Феликс отобрал кандидаток на номер, но меня среди них не было. Я не растерялась, а сама подошла к Полине и спросила, могу ли прийти поучить номер? Полина была только рада. Она провела мастер-класс среди девушек труппы, и я оказалась одной из артисток этого номера в шоу Illusio. Не могу сказать, что меня будоражил этот вид искусства, но сам факт, что меня не выбрали изначально в номер, повлиял на всю мою профессиональную деятельность. Я просто решила доказать, что могу. И смогла.

От себя хотела бы рассказать историю, как Даша стала работать в «Ленинград Центре».

Когда я стала ответственной за пилонную составляющую нашего театра, первое, с чем я столкнулась — это необходимость найти пилонистов, которые могли бы хорошо вписаться в нашу труппу. В основном, в СПб это люди, не имеющие опыта работы на сцене как артисты. Но порывшись в своей памяти, я вспомнила девочку с длинными русыми волосами, которая трюкачила как спортсменка, а на сцене была актрисой. Это было выступление Даши на чемпионате России Pole Sports Russia 2017. Я нашла её в Вконтакте и спросила, интересно ли ей попробовать выступить на сцене «Ленинград Центра». Так я и нашла себе партнёршу, с которой уже много чего достигла, добилась и попробовала. Ведь помимо пилона, мы в дуэте работаем на воздушном кольце и в воздушных цепях. На неё я могу положиться.

В детстве занимались каким-нибудь спортом?

Д. Ш.: В пять лет мама привела меня на танцы. Цели сделать из меня великого танцора не было, всё исключительно для развития. И я любила выступать на сцене.

В. Ч.: С трёх лет танцую. Никогда не считала танцы спортом, хоть занятия и развивали физически, воспитывали мою дисциплину, выносливость. Спорт как таковой появился уже с пилоном.

Многие считают это направление несерьёзным. Как вы к этому относитесь?

Д. Ш.: Если человек даже не попытался разобраться в вопросе, то скорее для него это несерьёзно. (Улыбается.) Тем более, когда сейчас столько источников информации. И это относится ко всему на свете! Я стараюсь избегать контактов с людьми, которые радикально настроены в отношении чего-либо из-за своего незнания, считаю это невежеством для человека XXI века.

А к тем, кто разобрался и осознанно считает пилон несерьёзным занятиям, я отношусь спокойно. Переубеждать точно не стану, у каждого своё мнение. Но смогу привести свой пример, где хобби превратилось в полноценную любимую работу!

В. Ч.: Многие считают танцы несерьёзной профессией. Но это ведь так субъективно. Какая разница, кто чем занимается, если это приносит удовольствие? Какая разница, кто что думает, если для меня это дело жизни? Главное — гореть тем, что ты делаешь, будь то танцы, пилон, работа на заводе или в ресторане.

В шестовой акробатике есть несколько направлений. Чем они друг от друга отличаются?

Д. Ш.: Да, есть спорт и арт.

Спортивные соревновательные выступления схожи с любыми другими спортивными соревновательными выступлениями. Есть система оценивания, каждый элемент имеет свою стоимость, комбинации элементов дают больше баллов, чем одиночное их исполнение, есть обязательные элементы. На соревнованиях сидят около 10 судей, у каждого свой протокол и своя задача. Один оценивает технику, другой хореографию, третий артистизм, четвёртый снимает баллы за ошибки и недотянутые колени со стопами и т. д.

Пилонисты в этой категории месяцами готовят программы и отрабатывают трюки, добиваясь безукоризненно исполнения и нарабатывая выносливость.

Artistic pole — вольная программа, где у тебя нет рамок (кроме рамок приличия, разумеется) и есть главная задача: поставить зрелищный интересный номер, театрализировать его, раскрыть идею, сшить костюм, который ее дополнит, продумать грим с причёской. В арте ты выступаешь в роли настоящего режиссёра! Кстати, нередко пилонисты обращаются за помощью к хореографам-постановщикам. Здесь нет обязательных элементов и баллов за каждый из них, протоколы есть, но судейство ближе к субъективному.

Мои первые соревнования на пилоне были в направлении «спорт». Я тогда готовилась в категорию любителей, но по итогам видеоотбора судьи определили меня в профи. И это был шок! Потому что пришлось за две недели до соревнований научиться делать силовой выход во флаг (обязательный элемент) и в целом усложнить программу, чтобы быть конкурентоспособной. Но я же умничка, всё сделала и заняла шестое место по Северо-Западу. (Улыбается.) Дальше мне уже стала неинтересна эта «сухая» дисциплина, душа просила творчества и самовыражения, поэтому и увидеть меня можно было с тех пор только в pole art’ах.

В. Ч.: От себя могу добавить, что существует ещё много направлений в пилоне, они скорее танцевальные, а не спортивные. Но это большой пласт современной культуры. Например, pole exotic, который включает в себя много разновидностей. Он, конечно, кардинально отличается от pole sport и pole art. Ведь в его основу заложен чувственный сексуальный танец на каблуках, в котором, конечно, не обойтись без физической подготовки, но акцент все же на пластике и сексуальной подаче. Это направление сейчас является топовым во всем мире.

На ваш взгляд, пилонный спорт это больше вид спорта, цирковой жанр или стиль танцев?

Д. Ш.: Это и первое, и второе, и третье (Улыбается.) Каждый выбирает то, что ему ближе! Одному – трюки и соревнования, а другому томные танцы в кайф! Своей вариативностью пилон и прекрасен. Для меня пилон стал цирковым жанром. У нас в театре в каждом шоу есть пилоны, каждый номер со своей историей и со своей трюковой базой. Программы ставим такие, чтобы можно было показывать из раза в раз в любых условиях и в любое время суток, нет нестабильных элементов, всё должно быть безопасно и «без сюрпризов». Хотя на мою долю однажды всё равно выпало легкое сотрясение головы. (Улыбается.)  

В. Ч.: Согласна с Дашей. Нам повезло заниматься таким видом искусства, который может быть и спортом, и цирком, и танцем. Вроде одна палка, а столько возможностей. В свою очередь, хочу добавить, что только в рамках «Ленинград Центра» я поставила девять пилонных постановок. И они все абсолютно разные, непохожие друг на друга. Полет для фантазии с этим снарядом безграничен.

Вы победители многих pole dance соревнований. Кто чаще участвует в них? Артисты или же танцоры?

Пилонисты! Если мы говорим про соревнования, то для начала придётся овладеть базовыми навыками работы с пилоном, выучить и отработать трюки, наработать силовую выносливость в процессе подготовки и прогонов номера, а уже потом выходить на сцену.

Если говорить про тех, кто чаще приходит в пилон, то у нас и бывшие профессиональные спортсмены, художественные, спортивные и воздушные гимнасты, танцоры и просто люди «с улицы», которым однажды стало интересно попробовать что-то новое. Таких, наверное, все же больше всего.

Существуют целые шоу-чемпионаты на пилоне. Это направление довольно популярно?

Д. Ш.: Я бы уточнила, не шоу-чемпионаты, а чемпионаты по pole art. Да! В pole art в первую очередь соревнуются идеями. Здесь каждое выступление — отдельное захватывающее шоу. Такие номера интересно смотреть, поэтому и чемпионаты популярны.

В. Ч.: Популярно не то слово. Перед вами сейчас четырехкратная и двукратная чемпионки России и серебряные чемпионки мира по pole art! И конкуренция там бешенная, скажу я по своему опыту.

Трудно ли обучиться работе на пилоне? Какими качествами нужно обладать? Нужно ли, например, сбросить лишний вес и прокачать мышцы?

Д. Ш.: Если вы занимаетесь в хорошей школе с чётко отработанной системой обучения и под руководством грамотного тренера, процесс обучения будет приятным и увлекательным. Но, конечно, трудности будут в любом случае. Пилон, как дисциплина, требует от тебя большой физической силы, гибкости, выносливости, а ещё к тому же всегда придётся бороться с мокрыми руками, которые скользят по полированной палке и с отсутствием сцепления других частей тела с пилоном.

Чтобы прийти в пилон, специально худеть и качаться не надо. Все придет к вам само в процессе обучения. Конечно, вы можете отдельно заниматься ОФП, подтягиваться и отжиматься, но сразу предупрежу новичков – подтягивания на перекладине существенно отличаются от подтягиваний на пилоне. Как говорит Кристина Думанская: «Чтобы научиться делать рогатку, надо делать рогатку». Нет никаких премудростей. Мышцы сами неизбежно прокачаются, и позволят вам однажды сделать силовой трюк.

В. Ч.: Обучиться можно, если этого хотеть и прикладывать к этому каждодневные усилия. Как в любом виде спорта, нужно время, терпение и желание.

У нас в «Ленинград Центре» периодически проходят занятия на пилоне для всех желающих (иногда даже в обязательном порядке). (Улыбается.) Мы разбиваем артистов на группы: начинающие, продолжающие и мужчины. Да-да, мужской класс тоже у нас есть. Он, скорее, акробатический и более силовой, но он обязательно проходит в рамках класса. И занимаемся для поддержания физической формы, для развития танцевальных навыков. Многие артистки труппы, сами от себя не ожидая, после таких классов стали работать с нами в пилонных номерах. Главное — желание!

Расскажите, что обычно представляет собой ваша тренировка.

Д. Ш.: Разминка на коврике, для меня это не менее 30 ‒ 40 минут. Начинаю с МФР (у меня большой набор всяких роллов и шариков) грудного отдела позвоночника, ягодиц, квадрицепса, тазобедренного сустава. Далее разные позы и упражнения на вытяжение и включение мышц в работу. Люблю асаны из айенгара-йоги включать. Далее разминка на пилоне минут 10-15, легкие крутки в статике и рогатки на обе стороны. Можно ещё что-то добавить в зависимости от того, на что нацелена тренировка. Например, если собираюсь делать крутки с силовым выходом во флаг, включаю в разминку флажки. Совет начинающим и продолжающим: никогда не пренебрегайте работой на обе руки/стороны. Потом тренировка, а после тянусь и снова МФР.

Ещё советую всем добавлять в тренировочный процесс хорошее настроение и улыбки. Если мы вдвоём с Викой на пилоне, то это обязательно целая смехотерапия. Так уж у нас повелось. (Улыбается.)

В. Ч.: В отличии от умницы и разумницы Даши, я ленивая спортсменка. Разогреваюсь по своей собственной ускоренной программе, не берите с меня пример. (Улыбается.) А дальше трюки, отработка старых, придумка новых. Ну и обязательный компонент — смех, как сказала Даша. Без него боль от пилона невыносима.

Правда ли, что пилонным спортом занимаются и мужчины?

Д. Ш.: Занимаются сами, успешно тренируют других. Развиваются не только в спорте, но и в стрипах экзот танцуют! И у них это подчас круче, чем у женщин получается. Посмотрите только на Илью Медведева или Лешу Сиселятина — это же бешеная энергия, артистизм и профессионализм! Как я уже говорила, люблю пилон за открытость и open mind людей, которые туда приходят.

В. Ч.: Для меня мужской пилон — это все же сила и акробатика, в первую очередь. У нас работал Дима Политов, сумасшедший парень. Он такие штуки вытворяет на пилоне, мало кому это подвластно. Леша Ишмаев, кстати, тоже работает у нас в шоу «Жили-Были» на пилоне, всех держит, да и сам в любой трюк запакуется с лёгкостью.

Над какой программой вы сейчас работаете в «Ленинград Центре»?

В балаган-шоу «Жили – Были» работаем массовый номер на пилонах под названием «Сон». Главному герою снится сон на сеновале, в котором его завлекают пять красивых женщин. Потом он просыпается, а его жена видит эту картину как бы наяву, начинает кричать и гонять мужа подушкой. (Смеются.)

И в «Старом Отеле» на малой сцене тоже есть пилоны, там танцуют энергичный сексуальный экзот две шикарные женщины.

Ваши выступления очень красивы. Вы стараетесь разнообразить каждое шоу?

Д. Ш.: Мы стараемся делать каждый новый номер непохожим ни на один предыдущий из нашего репертуара. Все, конечно, начинается с идеи, но и трюки и составы мы тоже меняем для разнообразия. Так у нас в одном новогоднем шоу был номер на пуантах, потом были ролики. Дуэты, трио, супер-массовые номера с танцорами. Номер, где мы с Викой летали в петлях, экзот, танго на пилоне. Как видите, всё ограничивается только нашей фантазией.

В. Ч.: Более того, хочу добавить, что Даша иногда пристаёт ко мне с фразой: «Давай поменяем номер». Готовую программу мы можем изменить, дополнить, если станет скучно работать. Или придумаем новый трюк, который просто обязан пойти в работу. Я, конечно, не всегда рада этому её порыву, но стараюсь всегда поддерживать.

В этом году пилонный спорт был признан официальным видом спорта. Как думаете, это даст новый виток развитию этого направления?

Д. Ш.: Когда мы увидим пилон на Олимпийских играх, безусловно, это будет прорыв.

В мире цирка пилон не новшество, тут уже век точно китайскую мачту работают. В Санкт-Петербурге или Москве скажете, что в пилонную студию после работы ходите – навряд ли кто удивится. Сложнее всего дела обстоят в маленьких городах. Я знаю людей, которые создают вторые, не под своими именами, странички в Инстаграм, чтобы делиться успехами с пилонным сообществом, но чтобы при этом начальник на работе или коллеги не увидели, а то стыд и срам. Или эти истории, когда родители узнают, что их классный руководитель танцует на пилоне после уроков и пишут докладные директору об увольнении таких учителей. Вот это очень грустно и в корне неправильно! Мир должен знать своих трудолюбивых и сильных героев, а никак не ущемлять их в правах! Надо больше информации и позитивных историй. Крайности везде можно найти, но пилону их больше всего любят приписывать.

В. Ч.: Пилон в России пока не признан в обществе как искусство или спорт. Но хочу сказать, что с каждым годом идут сдвиги в пользу популяризации этого направления. И признание пилона спортом в России, несомненно, является маленьким шагом к признанию этой дисциплины. Время расставит всё на свои места. Не удивляйтесь, если лет через 50, на каждой кухне страны будут пилоны стоять, как в Америке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.