Энрико Аннаев

«Жонглировать я начал совершенно случайно»

Энрико — это твоё настоящее имя?

Да. Моего отца тоже зовут Энрико, так что я к тому же Энрико Энрикович. (Улыбается.). В цирковых семьях родители, выбирая имя ребёнку, часто задаются вопросом, как имя и фамилия будут звучать в манеже.

Ты — цирковой артист в четвёртом поколении. Кто был родоначальником династии?

Так получилось, что мои родители тоже являются продолжателями своих династий. Я — четвёртое поколение цирковых артистов с обеих сторон. И это ничуть не давит. (Смеётся.) Со стороны мамы — Яков Маркович и Валентина Прокофьевна Сквирские (акробаты, воздушные гимнасты), Михаил Семёнович Москвин. Со стороны отца — Павел Алексеевич Боровиков (клоунада) и Амандурды Аннаев (работал в джигитовке).

С рождения твоя жизнь проходила на гастролях. Как была организована учёба в это время и как был построен твой обычный день?

Для меня жизнь в разъездах — абсолютная норма. За год гастролей меняется в среднем пять-шесть городов. Из школы в школу, из класса в класс. Мне повезло, часто попадал в те же классы, спустя какое-то время. Встречался с одноклассниками, рассказывал, где был и что видел. Как и все цирковые дети уже с детства начинал осваивать разные цирковые жанры. В моём случае это были эквилибр, акробатика и гимнастика, как оказалось, не мои были жанры. (Смеётся.) После школы все дети идут играть, а цирковые репетировать, потом уроки. Ну и, конечно, дни представлений — это особые дни, когда бегаешь по закулисью и в основном мешаешь артистам готовиться к выходу и себя представляешь на их месте.

Уже более 10 лет ты работаешь в жанре жонглирования «на отскок». Чем отличается этот вид жонглирования от классического?

Классическое жонглирование — это подбрасывание предметов в воздух с последующей их ловлей, без этого никак. (Смеётся.) Я же в своём номере соединил различные техники жонглирования. Это и отскок от различных поверхностей: стол, стул, пол. И классика, без неё никуда. «Фишка» номера — сложные траектории, по которым летят мячи.

Почему именно жонглирование?

Как я уже говорил, меня готовили совершенно к другим жанрам. Но у меня не было к ним никакой тяги. Жонглировать я начал совершенно случайно. В программе с моей семьёй работал жонглёр, который и научил меня азам и привёл любовь к этому жанру. Он и другие жонглёры увидели во мне потенциал, и я загорелся жонглированием, которое не отпускает до сих пор.

Через какое время с начала подготовки и репетиций ты впервые вышел на манеж?

Как и большинство цирковых детей, в манеж я выходил с малых лет, первый раз, наверное, года в четыре. Это были персонажи в новогодних сказках, с небольшими цирковыми трюками. Но профессиональный путь я начал в 20 лет, выпустив сольный номер вместе с цирковыми режиссерами Ольгой и Яном Польди. Его подготовка и репетиция длились два года. До этого ещё несколько лет упорных репетиций для нарабатывания трюковой базы.

Ты участник многочисленных цирковых фестивалей, которых в общей сложности около десяти. Какой фестиваль был первым?

Первый фестиваль SolyCirco был в Германии на острове Зюльт, сразу после выпуска номера. Сказать, что я волновался, не сказать ничего. Но показался, как потом сказали, достойно. Взял там приз Ассоциации варьете Германии. Интересно, что спустя шесть лет встретил директора фестиваля на другой площадке. И он отметил, насколько я профессионально вырос, как будто два разных человека работали.

Среди твоих наград — золото на фестивале в Висбадене (Германия), бронза фестиваля Сен-Поль-ле-Дакс во Франции, приз «Молодая звезда» на фестивале Young stage в Швейцарии, бронза на фестивале молодых артистов в Монте-Карло, спецприз в Северной Корее, а также спецпризы на всемирных фестивалях в России. Стремился ли ты к мировым наградам или они стали приятным бонусом?

На самом деле даже в самых смелых мечтах не было ни одного фестиваля или зарубежной площадки. Хотелось просто работать в цирке, выходить на манеж. Первый фестиваль случился благодаря командной работе меня, моих режиссёров и фестивального отдела, которого, к сожалению, сейчас уже нет, Росгосцирка. Все последующие фестивали перетекали из одного в другой. Цирковой фестиваль — это что-то невероятное, столько людей, болеющих своим делом, собирается в одном месте.

Сейчас ты работаешь в системе Росгосцирка. В каких городах и странах чаще гастролируешь?

Работаю по всей России, во всех стационарных цирках. Что касается зарубежных гастролей, то чаще всего работал в Германии.

На твой взгляд, обязательно ли начинать осваивать жанр в юном возрасте? Какие качества нужны хорошему жонглёру и где этому учат?

Какие-то основы можно осваивать в детстве. Безусловно, должна быть хорошая общая физическая подготовка. Самые главные качества для жонглёра — упорство, хорошая реакция, хотя её можно как раз-таки развить с помощью жонглирования, трудолюбие. И крепкая спина, потому что нагибаться за упавшими предметами придётся часто. (Смеётся.) Где учат? Да везде! Цирковые коллективы, цирковые школы, онлайн-уроки в YouTube, просто в кружках по интересам.

Были ли у тебя перерывы больше недели в жонглировании? Как это сказалось на технике?

Был большой перерыв в четыре месяца после того, как меня на гастролях в Сочи сбил автомобиль и я сломал ногу. Но поскольку уже был профессиональным артистом, то на технике это никак не сказалось. Просто была неуверенность в руках после долгого перерыва, но я достаточно быстро её развеял. И сомнения в моей упёртости в том числе. (Смеётся.)

Порекомендуй начинающему артисту упражнения, которые лучше всего развивают технику жонглирования.

Любой жонглёр скажет: чтобы лучше жонглировать, нужно больше жонглировать, а лучше ещё больше. (Смеётся.) Практика, практика и ещё раз практика. Начинающим жонглёрам советую смотреть видео номеров, туториалы и пытаться повторять. Не стесняться подходить в цирке к жонглёрам и просить помочь.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.