Георгий Прилепо

«Первую катушку папа сделал из плафона от люстры»

Георгий, вы родились в цирковой семье во время гастролей родителей в Харькове. В каком жанре на тот момент они работали?

Папа работал акробатом в номере «Полёт с батутом «Каскад» под руководством Валентина Ампилогова. Мама была домохозяйкой, на манеже не выступала, но по профессии она повар и всегда радовала нас своим кулинарным талантом.

Поделитесь самым первым воспоминанием из вашего детства.

Не знаю, насколько оно первое, но я прекрасно помню раннее утро 1994 года. Мы приехали в Сочи. Часов шесть утра, вокзал, башня с часами, какие-то странные деревья, которых я никогда не видел раньше, и родители, рассказывающие про то, что чуть позже, как появится солнце, надо идти купаться на море. Мы приехали в гостиницу, заселились в номер и тут же пошли на балкон посмотреть на море. К сожалению, из-за пасмурной погоды ничего не увидели. Следующие часа три я доставал родителей: «Когда пойдём на море? Ну когда пойдём на море?».  

Я очень полюбил Сочи. Там я познакомился с Константином Ковешниковым, с которым мы дружим уже 28 лет. Мой лучший друг, также как и я, — династийный артист цирка. Первое купание в море, первый поход в дендрарий, где собирал съедобные каштаны и увидел павлина. С этим городом связано много воспоминаний, я до сих пор люблю приезжать сюда.

В первый класс вы пошли в Минске, но, как и многим цирковым детям, вам пришлось учиться в гастрольном режиме, меняя каждые полтора месяца города и школы. Легко ли удавалось адаптироваться к новым учителям и одноклассникам?

Учиться было нелегко, так как в разных городах школьные программы отличались друг от друга. Это был постоянный напряг, если честно. (Смеётся.) Не всегда учителя уделяли должное внимание, так как понимали, что я здесь всего на полтора месяца, а у них своих учеников хватает. Но попадались, конечно, школы, в которых было очень интересно учиться, например, школа Романовых в Санкт-Петербурге. Невероятное здание, где я не раз, блуждая в поисках нужного кабинета, опаздывал на урок. Ещё там меня любила учительница по геометрии, я был у неё отличником, хотя раньше не особо понимал этот предмет! А самая любимая — школа № 57 в Кирове и 9 «Б» класс, мы до сих пор встречаемся одноклассниками.

В каком возрасте вы начали осваивать цирковой жанр?

В раннем детстве. Точнее сказать не могу, так как цирковые дети начинают учиться, играя в манеже и подражая своим родителям. К четырём-пяти годам я уже выполнял начальные элементы гимнастики и акробатики. Диаболо начал заниматься примерно в 8 лет, папа обучался жонглированию диаболо, ну и мы с сестрой заодно. В этом нам помогли друзья папы, жонглёры с диаболо артисты Пекулины. Большое им спасибо за это!

Вашим первым жанром стал диаболо. Насколько это простой вид жонглирования? Сколько времени ушло на то, чтобы освоить его?

Вообще заниматься этим жанром в то время было непросто, мало кто знал о нём вообще, правильной техники не было, все самоучки. О профессиональном реквизите не могло быть и речи, так как катушку диаболо можно было сделать только самому. Я до сих пор обучаюсь этому жанру, так как стараюсь улучшать качество и сложность трюков. Стилей в этом жанре тоже очень много, есть что ещё осваивать. (Улыбается.)

Какими были ваши первые катушки?

Первую катушку папа сделал из плафона от люстры, потом из воронки для воды! Центральная ось, которая вращается на нити, вытачивалась на токарном станке, к ней крепились воронки, закрывались крышкой от трёхлитровой банки. Заниматься с такими катушками было нелегко, они были очень хрупкими и ломались на первой же репетиции.

Спустя некоторое время мы попали в коллектив «Цирк-ревю», где был кордебалет, работавший с диаболо, которые делали на заказ на заводах! Мы приобрели у них комплект из шести катушек и начали делать трио с диаболо, так как диаболо были достаточно прочными и, можно сказать, на тот момент полупрофессиональными, с ними можно было работать на манеже.

Что было наиболее сложным в подготовке трио с диаболо?

Да всё было нелегко. Сначала привыкали к новому реквизиту, потом начали осваивать новые трюки, в основном это были трюки с двумя и более диаболо. Наверное, самым сложным было адаптироваться друг к другу в перебросках на троих. В командной работе главное — слаженность.

Ваш дебют в качестве артиста состоялся зимой 2001 года. Это было новогоднее представление по мотивам сказки «Вовка из Тридевятого царства». Вам досталась роль главного персонажа. Как цирковые элементы были вписаны в спектакль?

Вовка на протяжении всего представления путешествовал из номера в номер и пытался всему научиться с коронной фразой «Ого!!! Я тоже так хочу! Научите!?». И вот выходят папа и сестра и начинают показывать первую комбинацию трюков, в процессе я нахожу себе палочки и подключаюсь к ним. Трюки были в основном связаны с высокими бросками и акробатикой.

Как развивалась ваша дальнейшая карьера?

Дебют в новогоднем спектакле не был началом нашего гастрольного тура, так как мы не были официально трудоустроены в Росгосцирк и работали только, когда была такая возможность.

В 2005 году мы работали по договору в Украине, в Симферополе. Пришла телеграмма, в которой было сказано, что наш номер принят в эксплуатацию конвейера компании Росгосцирк! Её артистом в жанре жонглирование диаболо я являюсь и по сей день.

Какие возможности открыла для вас работа в Росгосцирке?

Самое главное, что благодаря РГЦ я реализовал себя как артист и мне дали возможность познакомить нашего любимого зрителя с диаболо!

Вы попробовали себя во многих жанрах? Какой больше впечатлил вас и почему?

Больше всего меня впечатлил воздушный полёт с трапеции, этот жанр захватывает дух до дрожи в коленках. Чувство, когда ты отрываешься от моста и делаешь первый кач на трапеции, не передать словами, это нужно испытать. Такую возможность мне дал Владимир Гарамов в 2007 году во время гастролей в цирке на Цветном бульваре.

У вас есть хобби, которое также связано с цирком — работа со светом. Что интересного в этом?

Самое интересное в этом деле — смотреть, как выступают под выстроенный тобой свет. Люблю процесс редактирования световых сцен, как правило, это происходит за несколько дней до начала гастролей. Я прихожу ближе к полуночи, когда заканчиваются все репетиции, в цирке нет никого кроме охранников, остаюсь один на один с манежем. Это необъяснимое чувство, но оно мне очень нравится. Темнота, шорох работающих приборов. А ты нажатием клавиш начинаешь «наряжать» манеж в разноцветный «костюм»!

В 2012 году в России состоялся первый чемпионат по диаболо, в котором вы приняли участие. В дальнейшем каждый год вы занимали первые места, а в 2019-м победили на международном чемпионате в Финляндии. На ваш взгляд, какова перспектива дальнейшего развития жанра диаболо?

Могу точно сказать, что этот жанр прочно закрепился в России. Он очень смотрибелен и интересен, и это не сугубо моё мнение а и зрителей, которые делятся со мной своими впечатлениями. Анализируя все чемпионаты России по диаболо, я вижу, что в стране появляется всё больше диаболистов.

С 2020 года вы работаете соло в номере «Жонглёр с диаболо «Мой вираж» и занимаетесь развитием жанра у нас в стране. Какие у вас сейчас цели?

Я больше помогаю развивать, чем конкретно занимаюсь развитием. Развитием занимается мой очень хороший друг и брат по жанру Марат Ахметжанов, президент Международной ассоциации диаболо (IDA) в России. Он отдаёт очень много сил, средств и времени тому, чтобы диаболо у нас развивалось. А моя задача ему в этом помочь. Я участвую в благотворительных мероприятиях, езжу по детским цирковым коллективам и даю бесплатные мастер-классы, помогаю в проведении чемпионатов по диаболо. Амбициозная цель — вывести жанр в России на уровень Китая и Тайваня, где диаболо преподают в школах и пансионатах для пожилых людей. Ведь занятия с диаболо это не только красиво, смотрибельно и интересно — они развивают как тело, так и дух!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.