Малик Шатарат

«Жонглирование — это потрясающая возможность для создания невероятного!»


Малик, вы стали заниматься в цирковой студии «Юность» в ЛНР в 11 лет. А есть ли более ранние воспоминания, связанные с цирком?

В первый раз я побывал в цирке в семь лет. Это было небольшое шапито, можно даже сказать балаган. Больше всех из артистов меня впечатлил клоун. Но сильнее всего зацепила именно атмосфера цирка, лёгкая и будоражащая, элегантная, но смешная, огромная по масштабам и столь чуткая к мелким деталям. Это всё оставило сильное впечатление! В то время я бы не смог выразить это чувство словами, но сейчас могу сказать точно: цирк — это мир контрастов, переплетение самых разных историй, сюжетов, артистов и зрителей. Цирк — это огромный и необъятный мир.

Вы развиваетесь в жанре «жонгляж». Что вас в нём привлекло?

Буду честен. В первый год учёбы в училище я примерил на себя практически все доступные мне жанры. Это было самое увлекательное время, так как каждый день пробовал что-то новое, даже был канатоходцем! Но жонглирование — единственный жанр, где я, применяя разные техники и комбинации, мог в режиме реального времени создать перед зрителями рисунок из предметов в воздухе. Жонглирование — это потрясающая возможность для создания невероятного!

За годы учёбы в колледже вы выпустили два номера. Можете о них рассказать?

Описывать номера словами — сложная задача. Я не только про свои номера, но и про любые другие цирковые. Могу сказать, что и в первом, и во втором номере выкладываюсь на полную! Приходите в цирк — лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать, чтобы понять идею номера.

Каким самым необычным предметом вам доводилось жонглировать?

Бубны! Во время жонглирования ими также можно отбивать ритм. И это стало интересной находкой.

Последипломную практику вы решили проходить в Санкт-Петербурге. Почему решили покорять именно этот город, а не, к примеру, Москву?

Это дискуссионный вопрос. Но на самом деле я смотрю на это так: Москва — это невероятные возможности, а Петербург — невероятные возможности и моя любовь.

Вы стали работать тренером в петербургской студии «Юность». Просто или не очень обучать детей цирковому искусству?

Тут несколько сложно однозначно ответить. Преподавать детям — большая ответственность. Это не радость и не каторга. Нужно понимать: ты учишь ребёнка не только тем или иным элементам и трюкам, ты участвуешь в формировании его взглядов на многие вещи. Я вынес из педагогического опыта то, что важно научить ребёнка не просто трюку, а правильному подходу к достижению результата. Лишь увлечённый процессом человек, неважно, маленький или большой, сможет достичь цели.

Два года вы работали в цирке-шапито Moretti. Что вам особенно понравилось, а что, может быть, улучшили или изменили?

Руководство и коллектив цирка Moretti дали мне потрясающий опыт. Благодарен каждому! Не думаю, что вправе вносить какие-то предложения. У Тимура Мулюкова, директора цирка, отличная команда, и судя по тому, что я видел, могу пожелать ребятам только новых и больших успехов. Сам же я начинаю новый сезон в цирке «Премьер», Приглашаю и жду вас всех там.

Какое выступление для вас оказалось самым ярким?

Самое яркое моё выступление состоялось в 17 лет на международном фестивале «Цирковое будущее». Это был мой — профессионального артиста — дебют. Какое волнение испытывал в тот день — не могу даже передать. Но, собравшись, отлично выступил, прошёл в гала-концерт и получил первое серебро. Оно для меня оказалось ценнее любого золота и шести поощрительных премий, в том числе из Италии и Швейцарии.

Какие качества нужны отличному жонглёру? Как их в себе воспитать?

Терпение, терпение и ещё раз терпение. И желательно поскорее научиться поднимать предметы ногами. Я не шучу! Столько наклоняться, чтобы поднять кольцо с пола, вредно для спины.

Какие у вас творческие планы?

Конечно же, усложнять свои номера! Делать их интереснее для зрителя. И работать — много и усердно.

Добавить комментарий