Маргарита Никонова-Чомахидзе

«Без зрителя все наши репетиции, стремление к новым трюкам, развитию – все это тщетно»

Маргарита, вы – артист цирка в третьем поколении. С раннего возраста ваши родители воспитывали в вас интерес к сцене и развивали творческие способности. Насколько беззаботным и радостным было ваше детство? 

О своем цирковом детстве я могу сказать только то, что оно было удивительным и воспитывающим. Где еще ребенок может расти в такой близости к животным, в путешествиях по стране и миру вместе с родителями, менять школы раз в полтора месяца, с детства, тем самым, быть адаптированным к коллективам и изменяющимся обстоятельствам. Когда меня спрашивают – а хотели ли бы вы «обычное» детство? – ну, конечно, нет. Тем не менее, родители никогда не заставляли меня продолжать династию, и, во что бы то ни стало, стать артисткой цирка. Наоборот, я хорошо училась, окончила школу с серебряной медалью, и, несмотря на постоянные переезды, поступила в лингвистический университет, впоследствии получив специальность переводчика, – все это было хорошим фундаментом для построения жизни вне цирка. Но, как видите, уйти от него мне не удалось. И на следующий день после получения диплома я уже летела на гастроли.  

Когда смотришь ваше выступление под куполом цирка, просто захватывает дух! А как начиналось освоение вами жанра воздушной гимнастики? 

Благодарю. Как и многие цирковые дети, я начинала с ОФП на манеже ребенком. Мы приходили с папой утром в цирк до репетиции джигитовки, и у меня начиналась растяжка, «подкачка» и так далее. 

В перерывах между представлениями артисты работающей программы могли уделить несколько минут, чтобы поправить или передать малую часть своих знаний в том или ином жанре. Но для того, чтобы создать достойный номер, этого было недостаточно. Так у меня появилась тренерская и режиссерская группа Центра циркового искусства, где впоследствии я выпустила не один воздушный номер. 

Номер «Красотка», исполнительницей которого являетесь вы, создан известным цирковым режиссером Русланом Ганеевым. Насколько сложно воплотить в жизнь все задумки режиссёра? 

Интересный вопрос. Вы знаете, по прошествии времени, а этой постановке уже 6 лет, я каждый раз открываю для себя что-то новое в образе «Красотки». Конечно, это можно объяснить и моими внутренними изменениями как личности, но номер поставлен так, что с каждым годом он становится все органичнее и понятнее, как мне, так и зрителям. Руслан объяснял мне, что здесь заложен собирательный образ женской красоты, а я могу быть любой по наитию. Мы долго и мучительно продумывали детали накидки с перьями, ведь и сам корд-де-волан – это часть костюма «Красотки» для того, чтобы снять один костюм и облачиться в другой. 

Но есть и более масштабные идеи, которые еще предстоит воплотить. 

Ваши выступления проходят под куполом цирка на корд-де-волане. В чём особенность и главная сложность этого варианта воздушной гимнастики? 

Корд-де-волан, сам по себе, довольно непростой аппарат. И я могу говорить об этом, потому что мне есть с чем сравнить. Например, у трапеции или лопинга – номера, которые я выпускала, есть металлическая опора для отхода на тот или иной трюк, у корд-де-волана нет опоры, что усложняет исполнение трюковой части, вследствие чего он не держит кач, поэтому мне приходится его набирать снова и снова. Самое сложное в репетициях было отойти на трюк. Меня каждый раз выбрасывало, и я повисала на лонже, учитывая, что я была не «новичком» в швунговых элементах. В то же время из-за отсутствия опоры приход такой же сложный, как и отход, поэтому трюки здесь иной формации. Нельзя не сказать и пару слов о длинном каче корд-де-волана, который особенно подчеркивает амплитуду исполнения швунговых трюков. 

Несмотря на постоянные гастроли, вы не только окончили школу с серебряной медалью, но и Лингвистический Университет по специальности «переводчик». Знание иностранного языка очень полезно для артиста. А была ли возможность поработать по профессии? 

Безусловно, знание языка открывает невидимые границы. При выборе специальности я и руководствовалась тем, что будет полезным для меня в цирковом будущем. И основой моей дипломной работы была непереводимая ранее книга о цирковом искусстве. 

Работать официально по профессии переводчика мне еще не представлялось возможным, но неофициально я перевожу по просьбе друзей и знакомых.

Хотя, если вспомнить, свою переводческую практику в университете я проходила в стенах нашего главка, вела переговоры с импресарио мировых цирков для артистов нашей компании. 

Вы выступаете в многочисленных всероссийских и европейских шоу. По вашим ощущениям, отличается ли отношение публики к артистам у нас в стране и за рубежом? 

Возможно. Но я считаю, что цирк понятен на любом языке, в любой стране, ведь этот вид искусства отзывается в каждом сердце, затрагивая самое сокровенное. Я понимаю, о чем вы спрашиваете. Отношение как степень отдачи. Да, зрители могут быть сдержанными на аплодисменты, либо слишком шумными, как в азиатских странах, но здесь разница лишь в менталитете и культуре, не умаляющая восхищение артистами.

На фестивале циркового искусства «Принцесса российского цирка» вы стали обладательницей приза от «Королевского цирка Гии Эрадзе», а на Всемирном фестивале циркового искусства «ИДОЛ 2017» получили специальный приз от Бриллиантового цирка в Якутии. Какие награды-призы вручают артистам цирка? 

У каждого фестиваля свой регламент на количество мест и призов. В привычном понимании это золотые, серебряные и бронзовые награды, эквивалентные первому, второму и третьему месту. Высшая награда – это Гран-при. Специально отмеченные членами жюри номера получают специальные призы. 

В одном из своих интервью вы рассказываете, что в период карантина очень не хватало репетиций на манеже. Как проходил этот период для вас? Открылись ли новые видения направлений развития в жанре? 

Думаю, период карантина для каждого стал особенным. Нас искусственно затормозили, остановили непрестанный темп жизни, который не давал возможности дать оценку происходящему, да и просто поблагодарить за то, что у нас есть. А у нас есть то самое ценное для артиста – выходить на манеж к зрителю. Без зрителя все наши репетиции, стремление к новым трюкам, развитию – все это тщетно. Поэтому каждый находил малейшую возможность выйти в эфир Инстаграма, попробовать себя в роли инструктора по йоге и пилатесу, это я говорю о себе. И жить в надежде, что вот-вот зажгутся софиты, разорвет тишину музыка собственного номера, и пустой зал наполнится зрителями.   

Не секрет, что для любого артиста важно держать себя в форме. Какие особенности питания и требования существуют для воздушных гимнастов? 

Если сказать честно, я всегда стараюсь себя ограничивать. Чем легче я себя ощущаю, тем легче мне в воздухе. Но в то же время это всегда в пределах допустимого, при ежедневных нагрузках необходимо восполнять расход энергии калориями. Также это БАДы, мышцам и костной ткани необходимо восстановление, поэтому на завтрак у меня всегда ладошка витаминов.  

Воздушная гимнастика вызывает и трепет, и восхищение. Это, несомненно, красивый и экстремальный вид циркового искусства. А насколько обеспечена жизнь артиста? 

Не хотелось бы говорить о материальном. На самом деле, это зависит от ряда факторов: от места работы, качества исполнения самого артиста, состава номера и так далее. Я считаю, что в большинстве случаев артисты недооценены по достоинству, иной раз достаточно просто внимания. Это колоссальный труд и мужество, красота и манерность, заслуживающие более трепетного отношения к себе.

Маргарита, сколько времени занимают у вас репетиции и выступления в цирке? Есть ли у вас другие увлечения помимо работы? 

У нас единственный выходной – понедельник, все остальные дни вне представлений идут репетиции. 

Репетиция обычно занимает несколько часов. Полтора часа до репетиции – разминка, час длится репетиция на манеже, и еще час-полтора, в зависимости от выбранной программы, «подкачка». 

В дни представлений за несколько часов до начала остается время для нанесения грима и также время на разминку и подготовку к работе, сюда входит и установка аппарата. 

Конечно, увлечения есть, я очень люблю книги, театры, выставки, духовные практики, прогулки по городу, и здесь можно перечислять через запятую, но всегда главное – это найти время, свободное от репетиций.

Среди цирковых артистов много династий, и часто дети с ранних лет уже осваивают трюки, репетируют как взрослые, и это неудивительно, ведь детство проходит в атмосфере цирка. Все ли «цирковые дети» талантливы?

Здесь, как и в любой другой профессии, талант не множится на династию. Есть примеры, когда у легендарных артистов нет продолжения в лице их детей, и это нормально. Иначе, если бы все были такими «талантливыми», цирк не был бы таким сильным, утвердившим себя во всем мире. 

Есть и другая сторона медали: многие талантливые дети цирковых артистов не хотят продолжать династии, не видят себя в цирке, и в корне меняют свою жизнь, и это тоже наша действительность. 

Цирк имеет право быть разным, но его основой так и останутся династии. 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *