Никита Данилов

«Когда я сообщил родителям, что братья Запашные предложили мне поехать с ними, мне сразу купили чемодан»

Никита, ваша школа находилась рядом с цирком, поэтому дети, «рожденные в опилках», учились в ней же. Какими были первые впечатления от общения с цирковыми?

Цирковые дети всегда привлекали к себе внимание. Они были как-то по-особенному одеты, интересно говорили, с непонятным акцентом. Со многими из ребят мы близко общались, с ними было очень интересно, они рассказывали разные истории из жизни цирка и о людях из других городов. Всегда было грустно расставаться, когда программа уезжала.

Какой артист или номер, увиденный в детстве, запомнился навсегда?

Совсем маленьким в цирке запомнил только оркестр и джигитов на лошадях. Когда в школе учился, к нам часто приезжала программа, в которой работали родители Маши Сарач, а потом и она сама. Мы с ней раза три учились в одном классе и дружили.

В какой момент поняли, что тяга к цирковому искусству настолько сильна, что вы хотите связать свою жизнь с манежем?

Примерно в девятом ‒ десятом классах я всерьёз увлёкся цирком. Начал искать общения с артистами в соцсетях, читать цирковую литературу и смотреть фильмы про цирк. В те времена я видел себя в качестве ковёрного и это видение ещё долго меня не покидало.

Как родители отнеслись к выбору профессии?

Когда я сообщил родителям, что братья Запашные предложили мне поехать с ними в качестве рабочего по уходу за животными, мне сразу купили чемодан и отправили в моё первое путешествие. Как потом оказалось, мама плакала и боялась отпускать меня неизвестно куда, но… Родители видели моё желание и горящие глаза. Они понимали, что если не отпустят, то могут изменить мою судьбу не в лучшую сторону. Я им безмерно благодарен за это.

Вы начали цирковой путь с работы в униформе, в цирке братьев Запашных. Став частью знаменитого коллектива, что вы почувствовали? С какими трудностями пришлось столкнуться? Не испугались будней любимого искусства?

Попав из униформы сразу к братьям Запашным, которыми только вчера я восхищался, глядя на них по телевизору, я не сразу пришёл в себя. Из Костромы мы поехали в Москву, работать на МСА Лужники. Почти на каждое представление приходили «звёздные» гости, музыканты, актёры. Ощущения были непередаваемые. В то время я всё ещё верил в то, что мне удастся стать хорошим клоуном и работать в этом коллективе.

Вы отработали у Запашных около трёх лет, потом ушли в армию, после поступили в ГУЦЭИ. Сложно было в армейских реалиях сохранить желание работать в цирке?

Время в армии тянется долго. Даже один год. И я не думал, что вернусь в цирк снова. Но с каждым месяцем желание вернуться только нарастало. В армии у меня был хороший друг Макс Малицкий. Глядя на него и его актёрское мастерство, я понимал, что из нас получится отличный клоунский дуэт. И это ещё больше меня воодушевляло. Как итог, Макс выпустился из ГУЦЭИ клоуном, а я вообще ушёл с середины первого курса.

Какой жанр планировали освоить в училище? Какой предмет вызывал особый интерес?

В училище мы с Максом поступали уже как пара ковёрных, но мне сказали, что я буду «нижним» со второго курса в акробатическом жанре. Меня это очень огорчило, и я не задержался там надолго. А мой друг прошёл этот путь до конца. Горжусь им!

В середине первого курса вы начали работать «партерный полёт» под руководством М. В. Добровицкого и ушли из училища. Почему решили прервать обучение?

Через пару месяцев репетиций в партерном полёте меня оформили официально в компанию Росгосцирк как артиста. Я просто не мог в таком случае продолжать учиться: либо учёба, либо работа. Тем более, какая разница — стать нижним со второго курса или стать нижним в середине первого курса, но зато сразу артистом.

Во время вынужденной паузы из-за травмы вы вернулись в родную Кострому, восстановившись, попали в номер «Кубанские казаки» Ю. П. Мерденова и снова травма… Не возникало мысли начать двигаться в ином, более спокойном и безопасном направлении? Как удалось не изменить мечте?

Джигитовка — один из моих любимых жанров. С детства люблю лошадей и работал с ними с 11 лет. Но джигитовка — не самый лучший вариант для лечения больной спины. Я догадывался, что такое может быть, но мечтал попробовать себя в этом жанре.

В цирке вы встретили свою любовь и женились. Некоторые люди считают, что крайне сложно избежать ссор и сохранить семью, когда находишься вместе 24/7. Согласны с этим утверждением?

Я не согласен, что, находясь рядом с любимым человеком 24/7, сложно сохранить семью. Те, кто так говорят, скорее всего, не с тем человеком. Мне повезло. Мы дополняем друг друга, ссоримся крайне редко и это какие-то мелкие пятиминутные споры. Ничего серьёзного.

Вашему сыну четыре. Он уже проявляет интерес к цирку? Полугодовалая дочка постоянно с вами или на попечении бабушек и дедушек? Как вы думаете, дети продолжат династию Даниловых-Шустовых?

Оба ребёнка постоянно с нами. И дома, и в цирке. Сын растёт, гоняет на велосипеде, висит на маминых полотнах, метает папины ножи. Конечно, мы надеемся, что дети продолжат династию, но это будет их выбор, заставлять не станем.

За время пандемии вы нашли партнёршу и создали номер «Острые ощущения», премьера которого состоялась в 2021 году. Расскажите о работе над ним. Как появилась идея? По каким критериям выбирали партнёршу?

Идея создания номера с ножами возникла в разговоре с Владимиром Шустовым, отцом моей жены. Он сказал: «А почему бы вам не сделать второй номер, с арбалетами, например?» Мы посмеялись и закрыли тему, но уже на следующий день я купил свой первый арбалет и начал искать подходящие ножи. Загорелся этой идеей. Но мы понимали, что работать с женой пока рано. Если я её случайно задену на репетиции, она не сможет работать свой номер. В то время у нас в коллективе работал балет Антона Санкина, и там нашлась смелая девушка, готовая встать под ножи. Екатерина Диденко. Я благодарен ей за то, что она поверила в эту идею и доверяла мне с первых репетиций, несмотря на дикий страх. Постепенно мы стали изготавливать реквизит, пробовать одни ножи, другие, третьи и т.д. Искали, подстраивались, экспериментировали. Когда трюковая часть была почти готова, начали шить костюмы, писать музыку и снимать на видео каждый прогон номера для работы над ошибками.

«Острые ощущения» ещё совсем молодой номер. Каким вы его видите через 10 лет?

Через 10 лет номера «Острые ощущения» может и не быть. Но я за то, чтобы он жил, развивался и радовал зрителей по всему миру. Возможно, тогда я уже буду смело работать номер с женой, а может и мой сын уже будет участником номера в качестве второго метателя.

В одной из групп «ВКонтакте» вы сказали: «Не каждый спортивный метатель сможет отработать в цирке, но почти любой цирковой метатель сможет выступить на соревнованиях по метанию». В чём, кроме оформления, разница между цирковым и спортивным метанием?

Антураж, конечно, играет роль. К этому добавим, что нужно быть не просто метателем, а артистом. Уметь держать зал и чувствовать публику. В спортивном метании ножей их никогда не метают в сторону человека. Это запрещено по ТБ, но работа в цирке с ножами строится как раз на нарушении привычной для спортсменов техники безопасности.

Что посоветуете начинающим метателям или тем, кто только задумывается об этой деятельности?

Посоветую хорошенько обдумать своё решение и не создавать мне конкуренцию. Шучу. Этот жанр почти исчез в России и если его начнут возрождать юные дарования, я буду только рад. Главное — соблюдать определённые правила, всё проверять, быть предельно внимательными и осторожными. И всё получится.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.