Ольга Борисова

«Когда мне было пять, я с самым серьёзным видом заявляла, что буду дрессировщиком лягушек»

Ольга, вы представляете старейшую династию дрессировщиков львов в России. Как началась история со львами в вашей семье?

Во время гражданской войны мой прадед в составе румынской армии попал в Россию. После войны решил остаться. Показывал на ярмарках борьбу с медведем, работал в частных шапито и передвижных зверинцах воздушным гимнастом на трапеции, борцом с медведем. После национализации цирков в 1919 году поступил на службу в Союзгосцирк, правопреемником которого является нынешний Росгосцирк. В 1922 году начал проходить стажировку у русского дрессировщика Политова, в 1926 выпустил аттракцион со львами.

Правда ли, что у вас румынские корни и изначально фамилия Борисовы звучала как Брунос?

Прадед Макс Борисов (настоящее имя Георгий Георгиевич Брунос) родился под Бухарестом в 1890 г. Во времена репрессий иностранцы первыми оказывались в застенках НКВД, и в один из таких моментов он решил окончательно обрусеть. Творческий псевдоним перекочевал в паспорт. Ирония судьбы. Многие советские артисты брали благозвучные иностранные фамилии, чтобы имя на афише выглядело внушительно, а иностранец решил поступить с точностью до наоборот, став русским. (Улыбается.)

Профессия «дрессировщик диких зверей» подразумевает работу не только со львами. С какими животными вы ещё работаете?

Когда мне было пять, я с самым серьёзным видом заявляла, что буду дрессировщиком лягушек и воздушной гимнасткой на трапеции. (Смеётся.) Когда мне исполнилось 11, мама решила купить мне рептилий, но несколько иного вида, питонов и удавов. С этого номера началась моя сольная деятельность. Сначала в виде маленького эпизода. Через несколько лет эпизод превратился в полноценный номер, с которым отработала в общей сложности 26 лет. На данный момент львы — единственные животные, с которыми сейчас работаю.

Зачастую артисты цирка владеют несколькими жанрами. Например, вы выступали как воздушная гимнастка в кольце, составляли акробатическую пару со своим отцом, занимались дрессурой собак… Как достигается такая интеграция?

Цирковые дети в детстве и юности пробуют себя во многих жанрах, чтобы определиться, в каком или каких они останутся. Я репетировала хула-хупы (обручи), метала ножи, сбивала предметы длинными и короткими арапниками (хлыстами), но быстро остыла, когда с тренерами разъехались по разным городам. На пластический этюд меня готовил папа. Он акробат-вольтижёр. Дрессура собак была под патронажем мамы. Ей было необходимо начать развивать мои тренерские навыки в дрессуре животных, но, естественно, не со львов. Сначала нужно было научиться работать с менее опасными животными. Воздушная гимнастика отлично развивает физическую мощь и выносливость, а также помогает преодолеть страх высоты. В детстве были и занятия хореографией. Многожанровость, в принципе, никогда не бывает лишней, особенно если жанры — разноплановые. Все навыки пригодились в создании аттракциона со львами и позволили создать ряд трюков, где необходимо быть не только дрессировщиком, но и акробатом, воздушным гимнастом, силовым атлетом, а ещё и уметь танцевать и красиво двигаться по манежу.

С номером «Танцовщица со змеями» вы работали более 20 лет. С ним неоднократно становились лауреатом различных конкурсов и фестивалей. Насколько это безопасно?

Номер «Аравийская фантазия» — это был синтез танца ориентал, игры с огнём (когда-то ещё и включал в себя хождение по битому стеклу и мечам), силовой атлетики (общий вес поднимаемых мною змей доходил до 64 кг) и бешеного темпа движения по манежу. Прилично осложняли работу и распущенные полутораметровые волосы, которые то сами запутывались в костюме, то змеи запутывались в них. Зимой ещё ничего, грели, а

летом на жаре ощущала себя рулетом, завёрнутым в фольгу (Смеётся.) За 26 лет змеи разные были: тигровые питоны, тигровые питоны-альбиносы, сетчатые питоны, питоны-гранит, удавы-боа, радужные удавы, обыкновенные удавы, амурские полозы. К категории безопасных отнесла бы только последних. Все остальные хоть по несколько раз, но бросались, а сетчатые, достигнув длины 5 м, ещё и пытались иногда душить в работе. Так что безопасной работу назвать не могу, но по сравнению со львами змеи беленькие и пушистые (Улыбается.)

С 2009 года вы руководите уникальным аттракционом «В созвездии льва». В чём его особенность?

Руководить аттракционом мне пришлось с 2009 г. после гибели мамы в автокатастрофе. Особенностей у аттракциона много, начиная с системы дрессуры, базирующейся на плотном контакте со всеми хищниками в группе, а не с одним или в лучшем случае двумя. Этого требует вся трюковая часть. А вырастить и удержать после наступления половозрелости такое количество хищников в группе на контакте уже не является удачей и подразумевает под собой разработку особой системы и обширных знаний по зоопсихологии хищников.

Совместно с мужем Алексеем Макаренко вы полностью подготовили новое шоу «В садах Ривенделла»: от пошива костюмов, изготовления реквизита до написания авторской музыки. Насколько это было реально и выполнимо, ведь постановка требует очень много затрат?

Один в поле не воин, такой объём работы не под силу двум людям. Мы финансировали, а трудилось на этом проекте очень много замечательных творческих людей и больших профессионалов своего дела. Среди них художник по костюмам Надежда Русс, композитор Дмитрий Микеров, уже много лет создающий свои произведения для Большого Московского цирка и цирка братьев Запашных.

Изначально костюмы по эскизу предполагались закрытыми и в пол. Но двигаться и делать трюки в них было невозможно, и Надежде пришлось придумывать фартуки, чтобы дать свободу движения, сохранив при этом иллюзию закрытости, а также укоротить некоторые фрагменты. Отдельные художники по костюмам, сталкиваясь с подобными сложностями или халтурят, делая топорный вариант, не скрывающий недостатки фигуры, или открещиваются, пуская на самотёк и делая незатейливо-простенько. Надежда же сотворила произведения искусства вопреки всем поставленным задачам.

Музыка в аттракционе непростая, атмосферная, легкая, с богатой мелодикой, разброс — от лирической до эпической, с преобладанием струнных инструментов. Дмитрий Микеров не только записал фонограмму, но и переложил партии на ноты. В цирках, где есть оркестр, звучание просто волшебное. Трубачи и саксофонисты, правда, выматываются, играя на духовых инструментах со скоростью струнных. (Смеётся.)

Сложный грим и причёски разрабатывал стилист Анатолий Лопатин. С Лёшей проблем не возникло, а вот со мной ему пришлось промучаться почти месяц. Черты лица нетипичные, получалась то Брунгильда, то витязиня, то Валькирия, но никак не эльф. (Смеётся.) Была и сложная задача с причёской. Она должна была соответствовать образу эльфа, сочетаться с головным убором и не перекрывать периферийное зрение, иначе работать с животными слишком опасно, обзор должен быть максимальным. При этом головной убор должен хорошо крепиться к волосам, и распущены они должны быть по максимуму.

Аттракцион в постановке «В садах Ривенделла» не имеет аналогов, ведь артисты представлены в стиле героев фэнтэзи по мотивам произведений Дж.Толкина, в образе короля и королевы эльфов. Кто придумал идею с воплощением «Властелина Колец» в цирке?

Идея принадлежит заслуженной артистке России и на сегодняшний день главному режиссёру Росгосцирка Елене Петриковой. Она и режиссёр этого мини-спектакля. Постановка готовилась к показу на международном фестивале «Идол-2018» в Москве, и нас Елена изначально хотела представить в образах стиля стим-панк. Но когда узнала, что сам фестиваль будет в этом стиле, отказалась, чтобы мы не сливались со стилем фестиваля и начала нам ставить задачи по готическим образам. Мы были не против почувствовать себя вампирами и начали прорабатывать этот вариант. (Улыбается.)

Незадолго до приезда в Москву для постановки, как гром среди ясного неба грянул звонок: идея с готикой отменяется, я вижу вас эльфами! Сказать, что мы были в шоке, это ничего не сказать. На первый взгляд нам показалось, что перевоплотиться в короля и королеву эльфов — это как до Луны пешком, невозможно. Но начали пересматривать всего «Властелина колец» и похождения хоббита, смотреть картинки в интернете, косплей на эту тему, и постепенно образ начал вырисовываться. Хотя процесс дался очень тяжело. Животных постепенно приучали к моим распущенным волосам. Как ни странно, но цвет, на который животные больше всего реагируют, не красный, не ярко-синий, зелёный или жёлтый, а….белый.

Первое время заходили в медицинских халатах, чтобы имитировать и белый цвет, и длинный крой. В процессе репетиций несколько раз чуть не подралась с мужем. (Смеётся.) То руку не так подал, то не так посмотрел, то актёрскую подачу не дал. Нервы были на взводе, сроки сжатые, атмосфера накалена до предела, а партнёр во всём виноват. И вот на одной из репетиций… Финал. Гаснет свет, микшируется музыка. В темноте, в тишине слышится ругань, звуки потасовки. Я, как разъярённый вепрь, бросаюсь на мужа и его не менее разъярённый вопль: «Уберите от меня эту женщину! Я отказываюсь с ней работать!» Включается свет. Режиссёр в первом ряду просто рыдает от смеха: «Ребята, всё это, конечно, весело, но давайте поработаем». Эта миролюбивая фраза сразу обоих остудила и разрядила обстановку. Елена терпелива, как кот Леопольд, и всегда находит фразу, миролюбивую и весёлую, чтобы рассмешить и успокоить две вспыльчивые горячие головы. Даже не представляю себе другого человека, который, находясь в эпицентре двух вулканов, смог бы при этом и сам не психануть, примиряя двух не поделивших песочницу «детишек», и убеждать реализовывать идеи своего замысла, рождать и раскрывать образ. То, что у нас после всех творческих мытарств получилось — её заслуга.

В работе с хищниками вы используете методы зоопсихологии. В чём особенности такой работы с животными?

Зоопсихология — наука о психологии животных. Не о поведении животных в той или иной ситуации, а о мотивах того или иного поведения. У животных есть и разум, и чувства. Логика тоже есть, только она далека от человеческой. А самая распространённая ошибка состоит в том, что животным приписывают как человеческие эмоции с разумом, так и логику. Животные гораздо более линейны, чем люди. И нужно это изучать, знать и понимать, чтобы корректировать. Вот один из примеров кинологии. Собаки изначально пастухи. Как они это делают? Пасут стадо по часовой стрелке. Это подсознательный сигнал, я пасу, значит, я — главный.

Человек незнающий, считает, что разницы никакой. По часовой, против часовой — как хочу, так и веду собаку на поводке. А для собаки разница есть. И если это крупная собака, пару месяцев подряд на выгуле она будет разворачивать хозяина по часовой стрелке. Для неё это сигнал, что это она управляет хозяином и постепенно начнёт наглеть. Корректировать это нужно изначально, не допускать ситуаций, сигнализирующих подсознанию собаки о повышении её иерархического статуса. Если просто разворачивать против часовой стрелки в то время, как собака норовит пойти по часовой, то и нагления не будет. На львах, кстати, этот метод работает, т.к. они прайдовые. Это лишь один нюанс, а их очень много и все нужно учитывать в воспитании. Но нужно ещё и понимать, что не только мы считываем животных, но и они нас. И нужно их учить правильно нас считывать. При работе на плотном контакте с хищниками нужно доверие этих самых хищников. А для этого каждый раз в моей позе, взгляде, тембре голоса и действиях они должны считывать с меня, что я безопасна для них, иначе дотронуться не позволят.

Как давно в цирке начали использовать методы мягкой дрессуры и воспитания хищных животных? Всегда ли цирк был лоялен?

Этот вопрос для меня просто как защита докторской диссертации. (Смеётся.) Не скрою, безумно интересен. Спроси вы лет 20 назад, ответила бы заученной фразой, открыв энциклопедию циркового искусства, что мой прадед, Макс Борисов был последним представителем «дикой дрессуры». А мой дед как раз стал родоначальником «мягкой, гуманной дрессуры». Но это даже не термины, а первые попавшиеся слова, выглядевшие как термины, которыми специалисты попытались объяснить свои визуальные ощущения от просмотра. Я видела в раннем детстве своего деда в репетициях, когда он маме помогал ставить группу львиц, львов и тигров, его невероятную чёткость, минимализм в движениях. Я видела маму — это какой-то сверхъестественный интуит, который подходил к животным и после нескольких фраз и нескольких, совершенно непонятных мне, ребёнку, движений животные шли на трюки. Но прадед Макс оставался какой-то непонятной фигурой, которую окрестили «последним из могикан дикой дрессуры» и в моём понимании выглядел чуть ли не садистом. (Улыбается.) Так продолжалось до тех пор, пока ко мне не попал фотоархив с трюковой частью, исполняемой его львами, и я не посмотрела фильм «Новый аттракцион» с его участием в эпизодической роли. После изучения фотоархива стало понятно, что все трюки, кроме одного — головы в пасть к одному хищнику, просто не требовали близкого контакта с животными в массе, а значит и не требовали глубокого знания поведения хищников при близком к ним приближении.

Так называемая плеть, профессиональным цирковым языком именуемая «пастуший хлыст» или «арапник» (в зависимости от плетения) — это просто инструмент, издающий громкий каждый раз одинаковый звук и мгновенно привлекающий внимание животных к дрессировщику, подобно кликеру, но при этом не контактирующий с самими животными. Если присмотреться внимательно к архивным видеосъёмкам, то так оно и есть, и все фразы о «избиваемых плетью» животных просто канут в лету. Ну и последнее упоминание о том, что на вечернем представлении из-под купола, в качестве «финального трюка», падала подвешенная туша разделанной коровы и, как брошенная горсть медяков в толпу, вызывала драку между животными во время поедания, довершало образ прадеда как некого негуманного человека. К слову сказать, средняя туша коровы весит 180-200 кг. Суточная норма взрослого льва — 6 кг мяса с костями. На 15 львов — 90 кг. И если туша весит около 200 кг, значит, прадед добивался, чтобы животные получали в трюке двойную норму питания в сутки. И последний аргумент: прадед играет в фильме отрицательную роль, но когда ты смотришь в эти добрые и мудрые глаза, снятые крупным планом, с намеренно грозно сведенными бровями, окончательно понимаешь, что весь этот антураж касаемый «дикой дрессуры» — всего лишь миф, дань эпохе. Человек в клетке стреляет из пистолета, но на самом деле выстрелы «холостые», для «устрашения» публики, но отнюдь не львов. (Улыбается.) А дрессура всегда была лояльной.

Просто дрессировщики, как педагоги или начальники, делятся на две категории. Одни считают, что авторитет прилагается к должности, другие же абсолютно уверены, что авторитет нужно заслужить.

У вас две дочери с десятилетней разницей в возрасте. Насколько комфортно воспринимаются гастроли с детьми? Всегда ли они путешествуют с вами?

Наш случай нетипичный во всех отношениях. Старшая Аэлита появилась на свет, когда нам с мужем уже было по 30 лет. Отец мужа покинул этот мир за пять лет до появления своей старшей внучки. Моя мама погибла в автокатастрофе на половине срока моей беременности. Мой папа увидел первые шаги внучки, и через неделю его не стало… В итоге у нас осталась лишь мама мужа, инвалид, которая смогла принимать внучку лишь с момента, когда малышка уже научилась сама обслуживать себя, вплоть до мытья и ухода за волосами. Но в любом случае я бесконечно благодарна свекрови за редкие и маленькие, но всё же передышки в ключевые моменты. Во время представлений и репетиций просим старшую дочь присмотреть за младшей. Конечно, сейчас у них большая разница в возрасте. Но уверена, что лет через 10 ситуация начнёт меняться. И осознание того, что кроме родителей на свете есть родная сестра, будет греть душу обеим дочерям. (Улыбается.)

Какие животные живут у вас дома?

Какие только животные не жили у меня дома, начиная с раннего детства. Моя дуэнья — колли Рэм, это первое воспоминание с моих трёх лет. Телохранитель, сопровождавший везде: от двора цирка до охраны моего тельца в гримёрке, пока родители работали. Рэм даже мышей умудрялся ловить, если они воровали мои игрушки. (Улыбается.) Потом были пудели, коза, волнистые попугайчики, крысы, морские свинки, хомячки. Весь этот сонм пришёлся на мой нежный возраст с шести до одиннадцати лет.

Дрессировать родители не просили, но учили ухаживать. Причём мама проверяла несколько раз в день: достаточно ли питания, воды, чисто ли в ореоле обитания, выгуляна ли (если собака). И если какой-то пункт не устраивал, тут же следовал спектакль в её гениальном исполнении, в котором животному, которое я не покормила, не почистила или не погуляла в 9.00 утра, уже в 10.00 отводилась роль несчастной, неухоженной и оголодавшей жертвы. И за этот проступок линчевали муками совести, безответственности меня, нерадивого хозяина. (Улыбается.) Так что сварить еду, покормить, погулять, почистить, искупать домашнего любимца было чем-то из разряда «можешь даже не стоять на ногах, а ползать, но будь любезен, сделай». А вот тренерское обучение домашних животных — это из области сапожника без сапог. Команда «гулять», социальная адаптация, чтобы делать это без поводка и команда «домой». На этом всё.

Сегодня из домашних животных у меня мопс Хоббит, невероятный совершенно собакен, таскающийся за мной хвостом. У старшей дочери на полном её попечении две крысы.

Ольга, представляете ли себя в другой профессии?

В другой профессии, не связанной с животными, я себя не представляю. Но хобби у меня есть — кулинария народов мира и столярное дело. Я очень люблю гостей и люблю их угощать. А столярное дело просто потому, что нравятся предметы в интерьере из живого дерева. Такие тёплые, непредсказуемые, разнообразные, с насыщенным запахом и разнообразной текстурой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *