Павел Майер

«Сказать, что я освоил воздушную гимнастику было бы нечестно с моей стороны»

Павел, о чём ты в детстве мечтал больше: о цирке или о сцене?

Честно говоря, не мечтал ни о том, ни о другом. Но дело в том, что я не подозревал о существовании профессий танцовщик или артист цирка. Знал, что есть медийные звезды, актеры, но что можно вот так выступать, танцуя и летая на сцене, не догадывался. Если бы знал, то определённо мечтал бы о подобном.

Расскажи, как ты начинал? В какой студии занимался танцами?

После просмотра фильма «Шаг вперёд» я загорелся желанием научиться также круто и эффектно двигаться. На одной из прогулок с родителями мама увидела объявление на двери местного ДК о наборе в детскую группу танцевальной студии «Монплезир». Там и начался мой путь длиной почти в 10 лет. Там меня взрастили как танцора, как хореографа и как педагога.

Ты участвовал и побеждал во многих соревнованиях городского, всероссийского и международного уровня в номинациях хип-хоп и дэнс-шоу. Что представляет собой соревнование по танцам?

Соревнования по танцам — это, как и всё что происходит в «соревновательном искусстве», феерия субъективности. Особенно если речь идёт о соревнованиях на высоком уровне, где схлестываются профессионалы, отдавшие танцам декаду, а то и больше лет. Всё упирается во вкусы людей, выбирающих победителя.

То же зачастую происходит и на цирковых фестивалях, где судьям необходимо определить «сильнейшего» среди гимнастов на ремнях, клоунов, дрессировщиков слонов и детей-акробатов.

В «Ленинград Центр» ты пришёл в качестве танцора, и всего за несколько сезонов освоил воздушную гимнастику. Что было самым сложным для тебя в новом жанре?

Сказать, что я освоил воздушную гимнастику — было бы нечестно с моей стороны. Она настолько многогранна, что освоить её целиком, наверно, невозможно.

В изучении воздушной гимнастики сложностей никаких нет. Секрет прост: каждодневное выполнение специальных физических упражнений, так называемой «подкачки», и растяжка пять-шесть дней в неделю.

Ты выступаешь в дуэте с Алексеем Ишмаевым. Ваш номер на воздушных ремнях называется «The Same». Как родилось такое название?

Название дуэта, как и сам дуэт и идея номера в целом, родились в голове у моего партнера и тренера Алексея. Название дуэта подчеркивает идею нашего номера: равенство и близость людей разного достатка и социального статуса. Плюс к этому название подбиралось такое, чтобы оно легко запоминалось, и зритель без труда мог найти нас в интернете.

Раньше ты выступал только сольно. Насколько легко было отрабатывать парный номер?

Любой не сольный номер подразумевает некую командную работу. Помимо стопроцентной самоотдачи нужно не помешать тому, кто рядом, либо наоборот, прикрыть коллегу от глаз зрителя в момент, когда это будет необходимо.

Парная работа требует не только профессиональных качеств, но и, так называемых «софт скиллсов», навыков, позволяющих коммуницировать и не конфликтовать с коллегами.

Вместе вы участвуете в российских и зарубежных фестивалях циркового искусства. «Идол» первый ваш совместный фестиваль?

Первым нашим фестивалем был «Цирк завтрашнего дня» в Париже. Отбор на этот фестиваль мы прошли очень неожиданно, потому что отправили видеозаявку, снятую накануне завершения рабочего сезона в «Ленинград Центре», и забыли об этом. Качество съемки, да и номера, честно говоря, тогда оставляло желать лучшего. Но удача улыбнулась нам так же, как и члены комиссии фестиваля.

В качестве гостей вас пригласили на 41-й цирковой фестиваль в Париже «Цирк завтрашнего дня». Чем отличается участие приглашённого артиста от конкурсанта?

Конечно же, самое главное отличие это волнение. В первую нашу поездку мы очень переживали, потому что не знали, как нас примет зритель. На следующий год мы выходили на сцену с дрожью не от волнения, а от желания поскорей услышать зрительские аплодисменты и возгласы, потому что знали: наше выступление местному зрителю очень по душе.

Приходится ли артистам поддерживать свою физическую форму специальными упражнениями или образ жизни с постоянными репетициями сам делает своё дело?

Если репетиции действительно постоянные и интенсивные, то физическая форма никуда не денется. Но есть более важное условие для наличия хорошей формы — это восстановление. К сожалению, я раньше недооценивал этот аспект.

Активное восстановление с помощью растяжки или занятий йогой, массажи, бани и сауны, правильное питание и здоровый сон — всё это является неотъемлемой частью профессии. Для успеха и долголетия в нашем деле нужно все время балансировать на весах, где с одной стороны находятся тяжёлые тренировки, а с другой — отдых и реабилитация.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *