Рубен Сарадян

«С самого раннего детства моя жизнь — постоянные гастроли»


Рубен, вспомните, как вы впервые пришли в цирк. Какие эмоции и мысли к вам приходят?

Я артист цирка в третьем поколении, как говорят у нас, «опилочный» ребёнок, вырос рядом и внутри манежа. С одной стороны, цирковая среда была для меня совершенно обыденной и естественной. С другой — меня восхищала работа родителей и других артистов. С детьми мы часто играли в «цирковое представление». Пока папы и мамы репетировали или работали, мы находили укромные уголки в цирке или общежитии, чтобы подготовить свой спектакль. Мы воображали себя артистами, репетировали свои номера. После чего устраивали представления, зрителями на которых были наши родители и другие артисты программы.

У вас уже третье поколение артистов, цирковая династия. И все выступали в номере «Перш с корд-де-парелем». Почему именно в этом жанре?

История нашей династии началась с Вардо Георгиевича Беньяминова, заслуженного деятеля искусств, талантливого артиста, педагога и режиссера. Карьеру он начал в номере под руководством Петра Маяцкого «Шар смелости», так же пробовал себя в качестве канатоходца и акробата. Позже создал свой номер на переходной лестнице с першем. Перши — один из любимых жанров Вардо Георгиевича. В качестве режиссёра дедушка выпустил более 60 цирковых номеров. Он хотел, чтобы каждый из них был уникальным, привносил что-то свежее и неповторимое в цирковое искусство. Одним из таких был номер «Перш с корд-де-парелем», который Вардо Георгиевич придумал вместе с племянником, моим отцом — Рубеном Григорьевичем Сарадяном.

Вы с детства проводили много времени на манеже, приобщаясь к семейному делу, участвовали в мизансценах и новогодних постановках. Что было для вас наиболее удивительно?

Вовлечение в новогодние спектакли с самого детства дало мне представление о работе артиста. Меня привлекала атмосфера зрительного зала, внимание зрителей. Но в то же время это помогло мне понять, что профессия артиста — не просто радость и овации, а ежедневный труд и большая ответственность.

В 15 лет вы вышли на манеж уже как профессиональный артист. Это был сольный номер или совместная постановка с родителями? Какие трюки вы исполняли?

Я начал работать в номере родителей. Мы с папой исполняли придуманный ещё дедушкой Вардо трюк: я выполнял стойку на руках на лобовом перше в абсолютной темноте, единственным источником света были два маленьких фонарика, прикреплённые к самому першу; после мои родители переходили к лирической части на перше с корд-де-парелем. В 18 лет я сменил амплуа и начал работать в качестве «нижнего». Вместе с мамой мы вернулись к изначально исполняемому родителями трюку: пируэт «нижнего» сидя с лобовым першем и «верхней» в стойке на руках.

После того, как родители решили завершить цирковую карьеру и полностью передали номер вам, вы впервые взяли перш с корд-де-парелем. А что такое корд-де-парель?

Корд-де-парель (corde de péril) в переводе с французского — опасный, рискованный канат. Это воздушно-гимнастический снаряд, туго натянутый вертикальный канат для различных трюков. Наш номер часто сравнивают с номерами воздушной гимнастики, забывая о том, что мы прежде всего эквилибристы. На перше невозможно исполнить такие трюки, как «обмотки» или «обрывы», все движения «верхней» должны быть плавными и мягкими. Всё это усложняет подбор трюкового репертуара в нашем номере.

Объединение двух жанров — это красиво, но наверняка и сложно. Были ли трудности у вас в начале работы?

Трудности возникли ещё на самых первых этапах создания номера. За эту задумку пришлось побороться, так как экспертная комиссия посчитала её реализацию невозможной, учитывая технические сложности и специфику баланса. После долгих убеждений и кропотливой работы, в 1975 году эту идею удалось воплотить в жизнь, и мой отец вместе со своей партнёршей, будущей женой и моей мамой Анной Эдуардовной Сарадян (Рябовой), наконец, смогли представить номер «Эквилибр на першах с корд-де-парелем» зрителю.

В своём номере мы демонстрируем работу с двумя першами. И с особыми трудностями я столкнулся, осваивая именно перш с корд-де-парелем. Поначалу не мог поймать и понять этот баланс, потому что сама конструкция перша отличалась от обычной. Первое время даже появлялись мысли, что у меня ничего не получится, что мой отец уникален, и никто не сможет повторить то, что он делает. Но именно его пример придавал мне сил и уверенности, помогал осознать, что это возможно. Ежедневные репетиции принесли свои плоды, и спустя месяцы я освоил этот баланс.

В чëм отличительные особенности вашего номера?

Дедушка Вардо изобрел оригинальный реквизит — 10-метровый перш, заканчивающийся фермой, к которой крепится корд-де-парель. Ассистентская работа «нижнего» с канатом, обеспечение натяжек и круток значительно усложняют баланс. Перш выгибается в другом направлении по отношению к «нижнему» — назад, что создаёт нехарактерный для плечевого перша упор. Так же отличительной особенностью является продолжительная непрерывная работа с першем, около пяти минут, без схода «верхней», которая работает без страховки.

Сейчас вы выступаете вместе с женой Екатериной. Она занималась спортивной гимнастикой?

Да, с детства, более 10 лет. Со спортом пришлось попрощаться из-за травмы. В 21 год Катя попала в цирк. Познакомились мы в коллективе Тиграна Акопяна, куда она пришла работать в балет. Так же Катя участвовала в номерах «Восточные фрески» как акробатка на верблюдах и «История любви» — воздушная гимнастка. Через некоторое время стала и моей партнёршей. Несмотря на звание мастера спорта по спортивной гимнастике, освоение нашего номера давалось непросто, репетиции продолжались около года.

Рубен, сейчас вы больше гастролируете или работаете в стационарном цирке?

Вся моя семья работала в компании «Росгосцирк» (ранее Союзгосцирк). Уникальная система компании основана на так называемом «цирковом конвейере». В структуру компании входит около 40 стационарных цирков, за год мы успеваем отработать примерно в восьми. С самого раннего детства моя жизнь — постоянные гастроли.

У вас двое детей. Получается, они тоже растут «в опилках»?

Современных детей сложно назвать «опилочными». Детей, рождённых в цирковых семьях, называли так из-за используемого покрытия в манеже — опилок. Сейчас же покрытие в основном «каучуковое», так что и дети у нас, получается, «каучуковые». (Смеётся.). У нас двое сыновей, старшему четыре года, младшему — два. Дети гастролируют вместе с нами. Ребята любят проводить время в цирке. Во время представлений играют в гримёрке под «присмотром» видеоняни, через монитор за ними следит кто-нибудь из коллег, иногда эти наблюдения проходят очень весело. (Улыбается.) В свободное время мы часто вместе гуляем, посещаем местные достопримечательности и интересные для детей места. За свои четыре года наш старший сын успел сменить пять детских садиков. Ему очень нравится наш ритм жизни, и он всегда с интересом спрашивает, а какой у нас следующий город. Цирковые дети часто меняют школы и садики, поэтому не боятся перемен и очень коммуникабельны. Мы счастливы, что наша семья имеет возможность путешествовать, видеть разнообразие городов и природы. Великий писатель Иван Бунин говорил: «Человека делают счастливым три вещи: любовь, интересная работа и возможность путешествовать». И всё это даёт нам цирк.

Какие рекомендации вы бы дали новичкам в жанре эквилибристики? Как уловить баланс?

По моему мнению, в эквилибристике с першем важна правильная техника исполнения трюков, сохранение правильной физиологии и биомеханики движений (осанки). На первых порах техника осваивается с «пустым» першем, потом постепенно прибавляются «грузы». При поспешном и небрежном отношении к увеличению «веса» очень легко получить травму, которая потребует долгого восстановления. Чувство баланса натренировать крайне сложно, легче этот жанр даётся тем, у кого баланс хорошо развит от природы. Многое так же зависит от правильного исполнения трюков «верхним». Я часто слышал фразу, что лучшими «нижними» становятся те, кто когда-то был на месте «верхнего». Согласен с этим мнением, ведь зная специфику работы «верхнего», лучше чувствуешь партнёра. В этом жанре особенно важно взаимодействие и уважение между партнёрами.

Ваш номер уникален, так как сочетает два сложных жанра. Планируете ли вы расширять его? Выходить на зарубежные площадки?

Мой отец мечтал о создании группового номера с першами. Такие номера выглядят более эффектно, масштабно. Меня же больше привлекает сохранение семейного дела, уникального номера, который не имеет аналогов. Родители объехали много стран, гастролируя с этим номером от компании «Союзгосцирк». Конечно, мне бы хотелось показать наш номер уже современному зарубежному зрителю. Сейчас мы работаем над полным восстановлением номера, а так же стараемся усовершенствовать и усилить трюковой репертуар.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *