Сергей Золотухин

«Хотел бы ещё раз попасть в Монте-Карло, но уже со своим номером»

Сергей, вы из цирковой семьи. Расскажите историю своей династии.

Моя мама с детства занималась спортивной гимнастикой, она мастер спорта СССР. Окончив школу в 1980 г., пришла работать в Союзгосцирк в номер «Партерный полет с брусьями», потом перешла в номер «Воздушная рамка». Папа же с детства мечтал попасть в цирк. Чтобы осуществить свою мечту, он устроился осветителем на пушку в цирк Курска, затем в униформу. Мечта попасть на манеж не отпускала его. После очередных гастролей ему предложили поехать с труппой джигитов в качестве рабочего по уходу за животными, и он, конечно же, не отказался. Это дало ему возможность поближе познакомиться с разными жанрами. Кем он только не был за цирковую карьеру: джигитом, эквилибристом на канате, ловитором в партерном полете с батутом, даже дрессировщиком обезьян. В 1987 году участвовал в одной программе, как потом оказалось, с будущей женой. Они влюбились, поженились, а через год появился я. Дальше они уже работали вместе.

Когда вам было пять, родители работали в Ringling Bros. and Barnum & Bailey Circus. Помните свои первые впечатления? Что поразило больше всего?

Масштаб! Мы попали на юбилейную программу «200 лет американскому цирку». Очень большое представление, главной звездой которого был клоун Дэвид Ларибли. Ещё поразило количество животных! Например, в номере со слонами на манеже одновременно находились 18 слонов и 18 зебр! Плюс я был удивлён, что артисты работали одновременно на трёх манежах. Это было круто!

Вы пошли в первый класс в американскую школу. Как одноклассники относились к тому, что с ними учится сын цирковых артистов из России?

Школа была своя при цирке. Там учились примерно 35 детей, 15 из них — русские. Было очень интересно. Программа была такая же, как и в обычной школе.

Какой Америка была в вашем детском восприятии?

Классной и современной! Тогда Америка опережала в развитии Россию на несколько лет. Я был в восторге!

С шести лет папа начал вас «растягивать». Охотно шли на тренировку, хотели скорее начать выступать или просто были послушным ребёнком?

Папа был у меня строгий. Он спросил, хочу ли я заниматься. Сказал «да». Конечно же, часто плакал и пытался увильнуть. Но он умел меня заманить всякими штуками: от ягод и сладостей до похода в Диснейленд. Было больно и сложно, но оно того стоило!

В семь вы уже работали «верхним» акробатом в номерах у родителей, гастролировали по всей Европе и одновременно готовили дуэтный номер с отцом. Как думаете, не слишком ли большая физическая и эмоциональная нагрузка для ребёнка? Не казалось, что детство проходит мимо?

Честно говоря, сложно не было, потому что мне было очень интересно. А детство своё считаю просто обалденным, я в этом возрасте увидел столько, сколько и не снилось в то время обычному ребёнку.

Во время европейских гастролей папа предложил вам сделать ещё один номер, с ремнями. Почему он решил расширить семейную программу?

Даже не знаю. (Улыбается.) Возможно, ему очень нравился этот жанр, но сам он его не работал. А когда показал, мне понравилось, и я решил, что хочу летать под куполом цирка.

Какие воспоминания оставил знаменитый фестиваль циркового искусства в Монако?

Монте-Карло оставил очень крутые впечатления! Это цирковой форум, где встречаются очень многие артисты из разных стран. Общение, возможность увидеть много нового. А ещё меня и одну артистку, так как мы были самые маленькие участники, пригласил на завтрак во дворец сам принц Монако! Но это случилось уже после окончания фестиваля, именно этим утром у нас был самолёт, так что мне не удалось попасть во дворец. Было очень обидно, но так бывает. (Улыбается.)

Посетив с гастролями много стран, что можете сказать о зарубежном зрителе?

Они очень любят цирк. А ещё когда на манеже выступают дети. Мне приносили очень много подарков после представления. (Улыбается.)

Вам ближе классический цирк с животными или цирк формата «du Soleil»?

Мне сложно сказать. Нравится и русский цирк, и Cirque du Soleil. Я был у них на шоу Quidam — просто бомба! Там работали наши артисты, с которыми мы были в Монте-Карло. Даже приходил на просмотр, и меня хотели взять. Но так как я был несовершеннолетним, меня не могли забрать без родителей, а в них необходимости не было.

Вы повторили дуэтный номер, который работали с отцом, в паре с сестрой. Как удалось поставить номер за три месяца с шестилетней девочкой? В чём секрет?

Ну, мой отец был настоящий профессионал и очень хорошо объяснял, что нужно делать. А так как я был «верхним», мог подсказать сестре всякие хитрости и тонкости. Да и сестра была очень послушная и трудолюбивая.

В 2014 году вы с сестрой выступали на фестивале «Спасская башня». Трудно было работать вне манежа? Как проходили репетиции?

Трудно не было, немножко непривычно работать на открытом воздухе. Неделю каждый день проходили репетиции в воинской части с оркестром. Ощущения были, конечно, непередаваемые, ведь на Красной площади я вообще был первый раз и сразу с выступлением!

В каких фестивалях, конкурсах и мероприятиях мечтаете принять участие?

Хотел бы ещё раз попасть в Монте-Карло, но уже со своим номером.

С сестрой вы в паре много лет. На ваш взгляд, сложнее работать с родственниками? Планируете ли выступать сольно?

Я работаю два номера: один с сестрой, второй соло ремни. А с кем сложнее … даже не знаю. (Улыбается.) Где-то лучше с сестрой, а порой было бы проще с посторонним человеком. Сестра знает, что выгнать я её не могу, поэтому иногда вредничает. (Смеётся.)

Сейчас вы артист «Цирка Филатовых». Почему зрителям стоит посмотреть именно вашу программу?

Пожалуй, самое главное — это то, что у Филатовых единственный в мире аттракцион с 15-ю медведями! Очень масштабно! А фишка в том, что первое отделение работают артисты, а во втором медведи повторяют, что делают люди.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.