Вадим Мелешин

«Мы мечтали хотя бы разок постоять на манеже цирка Никулина, скажем так: хотелось прикоснуться к истории»

Как произошло ваше знакомство с цирком?

Мы с братом родились и выросли в городе металлургов Череповце. В возрасте пяти и шести лет родители отвели нас в цирковую студию, где мы начали потихонечку осваивать базовые знания циркового искусства. Сначала занимались в цирке «Пируэт», но потом перешли в студию, которая находилась во Дворце Металлургов. Руководителем был Григорий Абрамович Вайнер, заслуженный работник культуры РФ, на секундочку, ему сейчас 96 лет. Я хорошо помню, когда его благодарственным письмом поздравил В. В. Путин. Кстати, Григорий Абрамович основал первую цирковую студию в нашем городе.

Первым моим номером была эксцентрика с партнером, а не с братом. Затем мы и с братом разучили номерок с метлой, тоже в жанре комедийная эксцентрика. Но этим наши номера не ограничились. Так как мы были небольшого роста и веса, нас стали обучать икарийским играм. Кто не знает, что это за жанр, поясню: тебя партнёр подкидывает ногами и крутит в разные стороны. Иными словами, мы прошли подготовку в космонавты. Мне даже довелось пару раз выступить с этим номером.

Потом наступил такой момент, когда интерес к цирку угас, не было желания ходить на тренировки, так как не было развития и выступлений. И конечно, нужно сказать спасибо родителям, которые настояли на том, чтобы мы продолжали ходить и заниматься, несмотря ни на что.

Как вы стали заниматься эквилибром на катушках?

Этим мы стали заниматься не сразу, как пришли в цирк, а через несколько лет. Мы, как и другие наши товарищи по группе, пробовали себя в различных жанрах циркового искусства. И нас, так скажем, кидало от одного жанра к другому. Наша тренировка строилась таким образом, что сначала вся группа разминалась, потом шли акробатика, подкачка и растяжка, а затем оставалось время на постижение различных жанров. Но выбор реквизита в те времена был невелик, приходилось довольствоваться тем, что было. А были как раз катушки из металла, мячи, кольца, самодельные тяжелые булавы и моноциклы, а ещё камера от колеса самосвала с которой учились прыгать. На катушках сначала стояли просто у станка, дурачились. Я даже не понимал, что на них вообще можно показывать.

Но пришло время, наш руководитель Наталья Александровна Матюшова обратила на нас внимание и стала думать, что с нами можно сделать, так как мы были тугие парни в плане растяжки, всячески избегали и не любили тянуться на шпагаты, стойки на руках тоже плохо получались. А она где-то увидела парный номер на катушках Легостаева и Бугальцова, и ей захотелось, чтобы в коллективе был примерно такой же номер. Я же его увидел, когда уже появились интернет и YouTube. А с Русланом Легостаевым довелось познакомиться и пообщаться, когда мы участвовали в фестивале в цирке Никулина в 2011 году. А ещё парный эквилибр на катушках мы видели по телеку в далеком 1996 году, то была пара с Украины. Мы с братом уже репетировали, и нам очень понравилось их выступление, потому что ребята показывали действительно сложные трюки. А еще были китайцы на том же фестивале, и там парнишка такие трюки демонстрировал! Я, честно говоря, даже не думал, что такое возможно делать. Захотелось повторить. Некоторые трюки получались, но они так и не вошли в наш номер, так скажем, были просто неуместными в парной работе.

Помните свой первый поход в цирк?

Если честно, нет. Но точно помню, что это был цирк на сцене, выступали артисты цирковой студии, в которой мы занимались. Но в памяти сохранился первый поход в цирк Никулина. Для нас, юных артистов, это было незабываемо, хотя мы уже и сами выступали и даже, как мне помнится, гастролировали. Конечно, мы были под впечатлением от программы, и самого цирка, и тогда в голове щелкнуло, вот бы нам здесь хоть разок отработать. Это была мечта, которая, как тогда казалось, никогда не исполнится.

В детстве вы были дружной командой?

Этот вопрос нам часто задают. Пожалуй, да, раз до сих пор работаем вместе. Мы, как и все другие братья и сёстры, ссорились и тут же мирились, дрались из-за игрушки, а потом вместе ею же играли. У нас небольшая разница в возрасте, может, поэтому нам проще находить общий язык. Но мне, как старшему приходилось всегда уступать младшему, хотя это было иногда и несправедливо. Просто я же старший и должен уступить.

Вы отправили видеозапись своего выступления и попали в цирк Никулина на Цветном бульваре! Мечтали ли вы об этом в детстве? Как проходила подготовка вашего номера?

Как я уже говорил, мы мечтали хотя бы разок постоять на манеже цирка Никулина, скажем так: хотелось прикоснуться к истории.

К фестивалю в цирке Никулина мы стали готовиться задолго до того, как подали заявку на участие. Все началось с того, что время шло, мы окончили институты, контрактов с коллективом было не особо много. Нужно было думать, как жить дальше и чем заниматься. Так получилось, что наш руководитель предложила только одному из нас ехать на контракт в Корею на 9 месяцев, но абсолютно с другим номером в другом жанре. Но мы ведь работали в цирковой студии и должны были уметь почти всё. Антон летал на ремнях с партнершей, я тоже это мог, но, признаюсь честно, у него лучше получалось.

Мы с ним и решили, что в Корею поедет он. А там нужны были не ремни, а номер на полотнах. Но он молодец, быстро перестроился и полетел работать. А я стал думать, что мне-то делать. Брат улетел. Партнера нет. Были, конечно, и другие групповые номера в нашем коллективе, так что без работы особо не сидел. Съездил с коллективом в Дубай на месяц, тоже отлично провёл время.
Но так как мы оба были военнообязанными, то должны были идти в армию. К счастью, служить нужно было всего год. Я познакомился с ребятами, которые только вернулись из армии, они как раз служили в ансамбле песни и пляски Ленинградского военного округа. Они дали адреса, телефоны, и я позвонил начальнику ансамбля. Он мужчина военный, долго не разговаривал, сказал, мол, приезжай, посмотрим на тебя. Я и приехал, взяв с собой диск с записью нашего номера, показал начальнику он сразу дал добро. Спросил про брата. Я ответил, что тот работает в Корее, прилетит в конце октября и готов служить в армии. В общем, устроил себя и брата заочно в ансамбль песни и пляски. Потом Антону сообщил, что его ждёт другой контракт, в армию на годик. Он сначала был немного шокирован и до конца не особо в это верил. Все получилось, как я, собственно, и запланировал. В конце ноября мы пошли служить. Основной задачей нашего ансамбля являлась организация концертов для военнослужащих. Из срочников собиралась мобильная группа. Ездили по частям с концертами и в свободное время репетировали новые трюки.

Мы начали полностью менять наш номер, разучили новые трюки, Антон научился стоять на руках, чтобы делать непростой элемент — опускание со стойки на руках за плечи, когда я тоже стоял на катушке. Было сложно, так как мы этого никогда не делали, и некому было подсказать, опирались лишь на собственную интуицию. Вообще баланс на катушке непредсказуем, можно в секунду слететь с неё, и только потом начинаешь понимать, что произошло, хотя, казалось бы, всё под контролем.

Финал нашего номера является в своем роде уникальным в том, что мы делали двойной баланс на пьедестале, Антон стоял у меня на голове на катушке в тот момент как я тоже стоял на катушке.

Сложность выполнению этого трюка придает высота. На полу этот трюк смотрится жутковато, а если делается на столе — вообще люди смотрят с замиранием сердца. Мы очень долго репетировали, работали на полу и потом сразу же залезли и сделали на столе. Со страховкой были уверены в своих силах, но иногда случались и опасные моменты. Как-то Антон признался, что боится высоты, а всю жизнь работает на высоте. Вот такая ирония судьбы что ли.

В чём специфика жанра эквилибристика на катушках?

Специфика в том, чтобы стоять и балансировать на цилиндре. Можно исполнять как сольно, так и в дуэте. Сольники в основном стремятся встать на большее количество катушек, используют высокий пьедестал для зрелищности. Так же есть возможность совмещать эквилибр на катушках с другими жанрами, жонгляж разными предметами, баланс на голове, ну и так далее. На что хватает фантазии артистов. Например, я знаю такой номер, где исполнитель стоит не на катушке, а на автомобильных дисках.

Давайте не будем забывать, что в цирке интересно смотреть не только на трюки, но и на актёрское мастерство артиста, как он умеет преподнести себя и свой номер зрителю.

Расскажите про Цирк «Супер-Скок». Как началась его история?

История цирка «Супер-скок» начинается с 1992 года, когда в нашем городе объединились цирк «Каскад» и группа под руководством Н. Матюшовой. Её коллектив был на гастролях в США в легендарном цирке Америки «Ringling bros and Barnum & Bailey circus», уникальность которого в том, что они работали по большим спортивным комплексам, имели одновременно три манежа, и на всех трёх шло шоу. Этот цирк был очень популярен в Америке в те года. После гастролей труппа вернулась в Череповец, и Наталье Александровне предложили возглавить коллектив цирка в новом ДК Металлургов. Было решено назвать новый объединённый цирк «Супер-скок». У Натальи Александровны после гастролей в Америку было много идей, которые она воплотила в реальность, создала несколько шоу, которые долгое время работали по всему миру и принимали участие во всероссийских и международных фестивалях.

Вам посчастливилось принять участие в одном из самых известных фестивалей циркового искусства в Монте-Карло, где вы завоевали высшую награду — бронзового клоуна! Поделитесь своими впечатлениями.

На фестивалях в Монте-Карло мы были два раза: первый в составе труппы цирка «Супер-Скок» на детском фестивале в 2002 году и второй уже на профессиональном взрослом фестивале в 2015 году. Конечно, такие моменты не забываются. Быть там это очень круто.

В первый раз мы усиленно готовили номер «Акробаты на скакалках». Время от времени пересматриваем видео с того фестиваля и мурашки бегут от эмоций, которые переживали в тот момент. У нас был отличный номер со скакалками, который запомнился всем своим быстрым темпом и оригинальными трюками. А еще тогда мы трое суток всей командой ехали из Череповца до Монако на автобусе. Выехали из зимы и приехали в лето. Интересно было наблюдать, как меняется пейзаж за окном автобуса, но и ехать так долго было утомительно.

Там уровень номеров зашкаливает. Даже на детском фестивале. Помню, было страшно выступать, тряслись, наверное, все. Но так или иначе тогда мы собрали очень много призов и заняли второе место. Мне запомнились два номера: китайцы на русской палке, они выполнили всю работу без единой ошибки, и другой номер — «колесо смерти». Я раньше никогда такого не видел и стоял с открытым ртом. Это были тоже братья, Навас, известные в цирковом мире со своим аттракционом. Мы потом с ними работали и ближе узнали друг друга, с интересом вспоминали те моменты.

На второй фестиваль нас уже пригласил его директор Урс Пилс, он видел наше выступление в цирке Никулина, может, еще где-нибудь, сейчас сложно сказать. Но тут тоже не все так просто, как хотелось бы. После фестиваля в Москве прошло, наверное, года два. Мы работали в Германии и на выходные решили съездить в Италию, и по дороге я получил сообщение с приглашением на фестиваль. Конечно, это было неожиданно, и мы долго не могли поверить, что это происходит с нами. Мы и представить не могли, что наш номер может быть на таком фестивале.

Наверное, за год до участия в этом фестивале мне снилось, как мы выступаем. Сны были абсолютно разные, в каких-то всё было отлично, а в каких-то видел абсолютно провальные выступления.

Тот год начался с трагедии. Из Германии приехала большая группа каскадеров на мотоциклах, они представляли современный цирк «Флик-Фляк» из Германии, и на вечерней репетиции перед официальным открытием один из артистов упал, выполняя трюк, и получил травмы, несовместимые с жизнью. Фестиваль начался с минуты молчания, все были в шоке от произошедшего.

Хочу отметить, что в Монте-Карло была очень напряженная обстановка, в том плане, что артистов много, а времени на подготовку мало, и каждый хотел получить как можно больше времени для репетиций. Конечно, есть номера со сложной подвеской и реквизитом, или, например, как клоунам, нужно всё отработать с оркестром, светом звуком, и им нужно больше времени для того, чтобы все грамотно подвесить и отрепетировать.

Мы прилетели подготовленные и понимали, что Монте-Карло — это мощь в цирковом мире. Мы не претендовали на большие награды, просто поставили перед собой цель — хорошо отработать, чтобы не было стыдно перед самим собой. Да и получить удовольствие от пребывания в этом прекрасном месте.

Первый день был волнительный, но у нас всегда есть мандраж перед выходом на манеж, тем более в день премьеры. И тут было то же самое. Нам показалось, что номер прошёл так быстро, что зритель и не понял, что мы делали. В последующие дни уже было намного спокойней.

Про награждение тоже интересно вспоминать. Мы сидели с ребятами из номера «Встречные качели» и не сразу расслышали свою фамилию, а нас уже все начали поздравлять. Я не сразу понял с чем именно нас поздравляют. Только чуть позже всё встало на свои места.

У вас было довольно много зарубежных гастролей и выступлений на фестивалях. Что нового вам бы хотелось привнести в жанр эквилибристики и в российский цирк?

Довольно сложно ответить на такой вопрос, но я, конечно, постараюсь. Российский цирк был, есть и будет лидирующим на международной арене шоу-бизнеса. В любой международной программе есть артисты из России, что не может не радовать. Но есть сильные конкуренты в Европе, Азии, Канаде, Америке, Латинской Америке. И с этим нельзя не считаться.

 Какие качества нужно развивать в себе, чтобы освоить жанр эквилибристики?

Пожалуй, как и в любом другом деле, самое главное — желание научиться чему-то новому, ставить и достигать своих целей. Не лениться и любить то, что ты делаешь. Не унывать и не опускать руки. Если что-то не получается, нужно остановиться, проанализировать и начать снова. И только тогда будет результат.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *