Юлия Марковских

«Ленинград Центр» для меня похож на живой организм, в котором всё работает слаженно, опираясь друг на друга»

Юля, ты воздушная гимнастка. Расскажи, как всё начиналось?

Всё началось со слов: «не можешь танцевать на земле, танцуй в воздухе». Так сказала моя знакомая воздушная гимнастка в гримёрке ресторана, где я танцевала в самом обыкновенном шоу-балете. На тот момент я совсем недавно окончательно рассталась с мечтой стать балериной из-за особого строения стоп и невозможности продолжать стоять на пуантах и по выворотным позициям. Мне было 18. Я только закончила учиться и продолжала искать возможности остаться на сцене, потому что люблю это ощущение, наверное, больше всего. Но часто чувствовала себя не в своей тарелке и явно понимала, что чего-то очень не хватает. 


И вот я хожу с этой фразой в голове три дня, не могу спать ночами. (Улыбается.) После чего говорю: «Научи». 
Я попробовала. Было больно, казалось невозможным с такой легкостью поднимать своё тело, да ещё и делать лицо, будто бы всё в порядке.
Однако, когда уходила с первой тренировки по воздушной гимнастике, уже обрела цель, и я видела в ней огромный смысл. Этого было достаточно, чтобы больше ни дня не проводить без тренировок и растяжки. В какой-то момент для меня стало «панацеей» часами находиться в тренировочном зале растягиваясь и находясь наедине с воздушным снарядом. Это стало единственным, что могло доставить мне самое огромное удовольствие. И я находилась на сцене!  

Кто был твоим преподавателем в цирковой сфере?

Если грубо, то, наверное, я сама прохожу этот путь. Но пока иду в каждый период встречаю самых невероятных, талантливых и безумно сильных людей в своей сфере. Некоторые меня просто восхищают, и тогда делаю всё, чтобы научиться у них чему-то, разделить с ними часть своей жизни и хоть немного побывать в их шкуре. Я стараюсь впитывать как губка и вычерпнуть самое важное. Чувствую очень мощный прилив вдохновения, когда встречаю таких людей, наверное, именно их и могу назвать своими учителями. Их немного, но каждому безумно благодарна. Я и сама стремлюсь научиться вдохновлять кого-то для чего-то большего. Это невероятное чувство и им нужно уметь делиться.

Работа артиста предполагает длительные тренировки и подготовки к шоу. Как построен твой рабочий день и график на неделю?



Я люблю рано вставать. Утром у тебя есть время, чтобы спокойно послушать своё тело, понять, как сделать его ещё сильнее и гармоничнее, не навредив ему. 
Чтобы тело оставалось в хорошей форме, а сила и гибкость становились его обычным состоянием, необходимо постоянство. Ежедневная практика — это 90% успеха в любом деле, как мне кажется.
Так для себя я определила, что первая половина дня идеальное время для такой ежедневной «рутины». У тела ещё много сил, а у тебя самого много энергии и терпения.
Вторую часть дня мне нравится использовать на своего рода импровизацию. Разрешать своему телу двигаться (или не двигаться вообще) так, как оно хочет и давать волю своим чувствам и эмоциям во время тренировки. Так рождается что-то более живое и импульсивное. Можно найти в этом вдохновение и, как правило, зрителя цепляет именно то, что наполнено настоящими эмоциями.

Насколько важна стрессоустойчивость в работе воздушного гимнаста?

Крайне важна. Я не раз замечала, что цирковые артисты, которым предстоит работа «в воздухе», за кулисами перед выходом выглядят совсем иначе, чем остальные. Они куда более сдержаны в эмоциях. Взгляд сосредоточен и направлен скорее куда-то внутрь себя, чем на всё внешнее. Всё потому, что здесь нужен особый настрой, применение силы всего тела, полный контроль для обеспечения своей безопасности и эмоциональная отдача, чтобы зритель смог прочувствовать всё это. 
Если не заниматься своей стрессоустойчивостью, есть риск не справиться с таким мощным выбросом адреналина. Но, к счастью, всё это тоже приходит с многочисленным количеством повторений, и в конечном итоге чувствуешь полный контроль и получаешь от этого огромное удовольствие.

Ты лучше чувствуешь себя, работая «на высоте» или на паркете, сцене?

Это два совершенно разных ощущения, но мне одинаково хорошо и там и там. В воздухе ты кайфуешь от чувства полёта, полного контроля, выброса адреналина и какого-то внутреннего расширения своих границ.
А на сцене можно больше дать волю эмоциям и быть ближе к зрителю, обмениваться с ним энергией, максимально выкладываться.

Во время выступлений и репетиций используешь страховку?

Только если того потребуют правила места, в котором я выступаю. Сама же я предпочитаю чтобы всё было по-честному.
Я осознаю риск, но в воздухе делаю только те элементы, в которых уверена. Да и разве будет то приятное волнение и волна адреналина, если ты знаешь, что в любой момент можешь опустить руки? Я думаю, зритель тоже это всё чувствует.
Стараюсь даже репетировать без мата, если не отрабатываю сложные элементы. Мне нравится это ощущение. Так ты становишься строже к себе и держишь себя под полным контролем.

Сейчас ты выступаешь в шоу-пространстве «Ленинград Центр» под руководством Феликса Михайлова. Дружелюбная ли атмосфера среди артистов или ощущается некая конкуренция?

С первого дня, как попала в «Ленинград Центр», я поняла, что здесь всё очень отличается от других мест. «Ленинград Центр» для меня похож на живой организм, в котором всё работает слаженно, опираясь друг на друга. И если всё идёт без сбоев, ты и сам будешь чувствовать себя лучше и видеть хорошее в каждом. А если возникают трудности — никто не остаётся безразличным. Эта атмосфера создаётся в процессе общего труда, она не берётся с неба. Мы все не жалеем сил для того чтобы наш общий «организм» становился ещё исключительнее. А Феликс Валерьевич точно знает, как направить нас в правильный поток и плавно объединить уникальность каждого для создания чего-то нового и неожиданного. У меня каждый раз бегут мурашки, когда осознаю весь алгоритм воплощения той или иной идеи. Это действительно труд, собранный по крупинкам.
Что касается конкуренции, здесь, наверное, каждый сам решает, чем себя мотивировать. Лично я думаю, что самая увлекательная и захватывающая конкуренция — с самим собой.

Расскажи про шоу, с которым ты выступаешь сейчас. Сколько в нём номеров?

На данный момент основным шоу для меня является «Жили-были» и это просто игра на контрастах. (Улыбается.)
На мой взгляд, оно создавалось в очень легкой атмосфере. Все ходили, улыбались широченной улыбкой. Таким и получилось шоу. Оно солнечное, но способно задеть за живое. У меня в нём три выхода. Первый танцевальный номер в самом начале шоу довольно простой, но энергетически заряжает до следующего дня. А дальше самое интересное. Почти через номер я выхожу сначала в номере «За хворостом» где мы жонглируем веселой компанией, собираем непростые яблоки и танцуем вокруг дерева.

Затем я, убегая за кулисы, быстро перевоплощаюсь в ласточку, которая для меня сейчас является просто настоящим внутренним отрывом. Здесь сошлось всё. Музыка, которая во мне очень откликается. Сам подвес находится прямо в зрительном зале, поэтому я «летаю» очень близко к зрителям и могу больше контактировать с ними. Мой воздушный снаряд — это как бы кольцо внутри другого кольца, задумка Алексея Ишмаева, в котором каждый день мне открывается что-то новое. Оно довольно тяжелое и в нём не совсем просто найти нужный баланс. Но когда ты его находишь, то вся его тяжесть превращается в твою силу. Иногда справляться с ним довольно трудно, это мне и нравится. В совокупности всего этого номер для меня имеет огромное значение, стал источником удовольствия. Каждый раз я оставляю там частичку себя и наслаждаюсь этим.

Ты много путешествуешь. Какие уголки нашей планеты запомнились тебе больше всего? А где ты бы хотела жить?

Однажды, выступая в Копенгагене, я подумала, что безумно хочу жить именно там. Это даже стало мечтой. Но прожив год в Санкт-Петербурге, я всё больше начинаю в этом сомневаться. (Улыбается.)
А вообще каждый уголок нашей планеты прекрасен по своему. Скорее всё зависит от того, чем ты занимаешься в тех или иных местах. Если делаешь, то, что по-настоящему любишь, ты будешь счастлив в любой части земли. А гастроли меня научили тому, что жить нужно там, где живут твои близкие и любимые люди. Это действительно важно.

Юлия, что делает тебя счастливой?

То, что у меня есть руки, ноги и голова. (Улыбается.) Остальное счастье мы создаём сами. Я вот — воздушная гимнастка. И это лучшее, что со мной произошло.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *