Илья Жуков

«Мы не работаем — живём на арене во время номера. Если просто будем работать, кто нам тогда поверит!?»

Илья, вы «родились в опилках», так говорят про цирковых детей. Поделитесь самым ранним впечатлением из своего циркового детства.

Сложно говорить о каких-то впечатлениях… Цирковые дети более раскрепощены, свободны в решениях, легки в общении. Намного коммуникабельней, и уже с детства им приходится быть самостоятельными. Нас сложно было чем то впечатлить, потому как, то, что кажется особенным для детей, родившихся в обычной семье, для нас было в порядке вещей!

Ваша мама — артистка цирка. В каких номерах выступала она?

Мама работала воздушный номер на корд-де-пареле и была артисткой балета в иллюзионном аттракционе «Человек-невидимка» под руководством заслуженной артистки Грузии и России Людмилы Ратиани. Возможно, на подсознательном уровне воздушные номера меня начали привлекать больше, чем партерные.

Во время репетиций родителей вы были в цирке. Какие развлечения находили? Насколько безопасными они были?

В то время у меня не было никаких рвений работать в цирке. Как правило, мы с друзьями гоняли по цирку и шкодничали, как обычные дети. Только вот развлечения у нас были не всегда детскими, порой даже опасными. Нам нельзя было во время репетиций выходить за пределы территории цирка, и мы искали приключения внутри. То прикармливали верблюдов, то дрессировали осликов или даже рычали на тигров.

В детстве вас больше всего увлекал жанр полёта, в котором вы выступаете сейчас. Почему именно он?

Нам очень нравилось кататься на воздушном рабочем реквизите через всю арену, с одного края на другой… Так здорово! Чувство полёта… Это стоило того, чтоб стерпеть после пару оплеух от инспектора манежа за то, что трогаем реквизит, к которому прикасаться категорически нельзя. Видимо, это ощущение меня не отпустило…Полёт! И вот мы с супругой работаем воздушный номер «История любви». Я Ромео, она Джульетта. И мы друг друга любим там наверху, под куполом цирка!

Ваша супруга из цирковой семьи?

Аня приехала к нам на гастроли в составе балетной труппы. Позже, уже познакомившись, мы, болтая, постепенно узнавали друг друга. Аня из семьи, где папа — самый смелый пожарный, а мама — самая добрая воспитательница в детском саду. К цирку они никакого отношения не имели. Из-за особенностей строения фигуры любимой дочурки отдали её в секцию художественной гимнастики. Благодаря трудолюбию и рвению к победе она и познала азы хореографии и пластики, которые пригодились уже после, в момент подготовки воздушного номера.

Сейчас вы с супругой работаете в воздушном номере «История любви». В чём задумка этой постановки?

Задумка… Однажды нам в руки попал диск с французским мюзиклом «Ромео и Джульетта». Он нас очень впечатлил, наверное, с этого просмотра всё и началось… Мы, любящие друг друга супруги, стараемся перенести зрителя в нашу романтическую историю. Часто начало вопросов от журналистов начинаются со слов «когда вы работаете…», но… Мы не работаем, мы живём на арене во время номера. Если мы просто будем работать, то кто нам тогда поверит!?

В цирковой интерпретации концовку постановки решили изменить, герои остаются живы и счастливы. В цирке тоже есть сценарист или только режиссёр?

Тут дело не в наличии сценариста, а в том, что тема смерти для цирка — табу! В нашем номере нет трагедии, Джульетта не умирает, мы просто вместе засыпаем!

Расскажите историю знакомства с Аней. Она также прекрасна, как и оригинал истории любви?

Анна: Мне было 14 лет, Илья на шесть лет старше. Никаких отношений и в мыслях не было. Лишь года через четыре присмотрелись друг к другу…

Илья: Положим, я «присмотрелся» раньше, но долгое время мы были друзьями. Но для себя отметил — это она! Тогда коллектив был огромным, 120 человек, техники, артисты, балет, униформа… Очень много молодёжи. Когда пришли девочки, директор строго-настрого наказал: «Ни-ни! И чтоб я вас рядом с девочками вообще не видел!». Наш наставник всегда был строг, порой девчонок приходилось красть через балкон, чтоб вместе убежать на дискотеку. (Улыбается.)

«История любви» — это у вас единственный проект на данный момент или вы параллельно выступаете где-то ещё?

Нет, воздушный номер у нас не единственный. Мы довольно длительное время работаем с Тиграном Акопяном, заслуженным артистом России, художественным руководителем коллектива, и, всячески помогая и поддерживая его в создании номеров, идём рука об руку. Соответственно, задействованы в номере «Восточные фрески», где Тигран является руководителем, в нём Анна — наездница на верблюде. А я являюсь ещё дрессировщиком обезьян-шимпанзе, помогаю Тиграну на репетициях и во время представления.

У вас плотный график: репетиции, гастроли… Как вы любите проводить свой досуг? Есть ли у вас хобби с супругой помимо цирка?

Мы очень любим выезды на природу. Там, где есть водоёмы, море, озеро. Дикарями — палатки, спальники, гамаки, рыбалка. Отдыхаем от гостиниц, в которых проводим круглый год. Стараемся выбирать места, где почти нет цивилизации.

Илья, работа в цирке — это нечто волшебное! Что вы чувствуете, выходя на манеж?

Выходя на манеж, мы стараемся эмоционально передать все чувства, всю свою энергию зрителю. Даем возможность в полной мере окунуться в романтическую историю любящих сердец. И, судя по овациям в зрительном зале, которые для нас ценны, понимаем, что нам это удалось!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.