Ольга Геворкян

«Цирк — это моя любовь, а без любви я жить не могу»


Ольга, ваша карьера на манеже началась с номера «Икарийские игры». Почему вы обратились к этому цирковому жанру?

Моя цирковая карьера началась с участия в этом номере, потому что бабушка, дедушка, мама, тётя — все начинали работать в этом жанре. Мама и тётя работали в номере под руководством Владимира Ушакова. Мама вместе с дедом выступала перед И. В. Сталиным, когда ей было всего четыре года. В 11 лет она летала на фронт в составе цирковой бригады вместе с Риной Зелёной и Клавдией Шульженко!

Меня начала готовить бабушка лет с четырёх. Как сейчас помню, подружки звали гулять, а меня, пока не отзанимаюсь, не выполню все упражнения, не отпускали. Когда мне исполнилось 11, меня официально устроили ученицей тогда ещё в компанию «Союзгосцирк», в то время это был единственный жанр, в котором можно было официально оформлять 12-летних детей. Вот так я стала артистом цирка. Работать в групповом номере всегда сложно, да и с меня, как с родного человека, спрос был больше. Но это и хорошо. Я была приучена к дисциплине с раннего детства, и всегда слово «надо» было важнее, чем «хочу», а «не могу» вообще отсутствовало в моём лексиконе.

Чуть позже вы создали соло-номер. Каким он получился? Как зрители принимали?

Со временем я выросла в довольно высокую девушку. Мой рост 172 сантиметра по тем временам считался очень высоким. С ним я уже не подходила для работы верхней в «Икарийских играх». Мне всегда нравился жанр «антипод» и я подала заявку на создание соло-номера. Сначала меня хотели сделать партнёршей в групповом номере, но из-за роста не смогли подобрать подходящий вариант. (Смеётся.) В то время было очень сложно добиться разрешения сделать соло-номер, но мне повезло. У меня уже были неплохие навыки в этом жанре, и меня направили в ЦЦИ, где помогли создать номер.

Тогда художественным руководителем студии был Александр Николаевич Кисс, уникальный жонглёр. Я ходила на репетиции каждый день, кроме воскресенья. Когда Кисс приходил в девять утра на работу, я уже репетировала. Когда он уходил в шесть-семь вечера, я ещё репетировала. Понаблюдав за мной пару месяцев, он сам предложил стать моим режиссёром, чему я была очень рада. Вообще-то, уже в то время мы придумали номер, в котором пьедестал (тринка) был крутящимся, чтобы во время исполнения номера я меняла костюмы. Но не случилось. Почему? Это отдельная и очень длинная история. (Улыбается.). Я выпустилась в августе 1982 года. Номер был принят, и я стала гастролировать по всей стране.

Ну а что зритель? Цветы, аплодисменты, комплименты. У меня были такие трюки, которые не исполняли признанные корифеи жанра «антипод». Например, на левой ноге я крутила восьмигранник, правой била сигару, а руками жонглировала четырьмя мячами.

Вы ушли на пенсию около 30 лет назад и сейчас продолжаете работать как свободный художник. Что вас мотивирует?

Да, ушла на пенсию официально, но продолжала работать, хотела достичь высокого уровня. И, кажется, это мне удалось. (Улыбается.) Я всегда старалась быть если не первой среди равных, то равной среди первых. Но хвалить себя считаю неправильным, это должны делать другие.

И ещё мне хотелось придумать трюки и не быть похожей на остальных. Ну вот, например, начала бросать три обруча ногами. Даже муж мне говорил, что это невозможно, но я доказала обратное. Долго была единственной, кто делал этот трюк. Потом стали повторять, а я спрашивала: «Вы знаете, кто придумал и первым исполнил этот трюк?». Никто не знает, но мне приятно, что повторяют. Значит, внесла лепту в развитие жанра «антипод». Но комбинацию, которую сейчас делаю с тремя обручами, не повторил ни один. Также придумала бросать мяч в кольцо, тушить две сигары и крутить четыре обруча одновременно. Кстати, я первая додумалась, что на стене можно крутить два обруча, а не один. Придумала связать два обруча лентой — получился двойной обруч. Я кручу десять двойных обручей. Придумала и трюк, и реквизит. Никто не повторил.

Два года вы работали в Большом Московском цирке. С какими номерами выступали, как готовились к выходу на манеж?

В Большом цирке я работала в шоу «UFO. Цирк с другой планеты». Готовлюсь всегда одинаково, и это не зависит ни от чего. Хочу, чтобы зритель получал максимум положительных эмоций от моей работы. И мне неважно, где зритель смотрит выступление.

Вы работали в разных странах. Удавалось ли познакомиться с культурой других народов, достопримечательностями?

Естественно. Когда работаешь в других странах, конечно, знакомишься и с культурой этих стран. Всё это ново, необычно и, конечно, впечатляет.

Семь лет вы работали на круизных лайнерах. Расскажите, пожалуйста, об этом опыте.

Работать на круизных лайнерах, с одной стороны, очень хорошо, есть возможность посетить много стран, а с другой стороны, когда штормит, трудно. Но все артисты справлялись.

Вы участвовали в телевизионных программах «Минута славы» в Москве и Париже. Какие воспоминания у вас сохранились?

Воспоминания все яркие. На «Минуте славы» удалось встретиться с нашими замечательными Александром Масляковым и Александром Олешко. В Париже побывала в Лувре и, конечно же, на Эйфелевой башне, в Испании в чудесном музее Сальвадора Дали.

Вы участвовали в фестивале «Золотой слон» в Испании. Сколько приходилось репетировать, чтобы выступить достойно?

Репетирую я всегда. Мой девиз: «Нет слова «не могу», есть слово «не хочу». Кто хочет, тот ищет возможности, а кто не хочет — причины. Кто не идёт вперёд, тот движется назад».

Несмотря на возраст, вы активно репетируете новые трюки и планируете работать и дальше. Расскажите о своих творческих планах?

Работать, удивлять, восхищать и радовать любимого зрителя. Цирк — это моя любовь, а без любви я жить не могу. (Улыбается.)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *