Валерия Турова и Кейко Ли

«Ленинград Центр» — это объединение единомышленников»

Любовь к танцам у вас с детства?

Валерия Турова: Я танцую с 18 лет. Когда переехала в Санкт-Петербург, волей случая попала в театр «Мюзик-Холл» и там началась моя танцевальная карьера. До этого 11 лет занималась художественной гимнастикой и стала мастером спорта.

Кейко Ли: На танцы меня отдала мама. Но в детстве вообще об этом не думала и, более того, скажу, что любовь к хореографии у меня появилась в довольно-таки осознанном возрасте. Если быть точной, то в 16 лет. И мне кажется, что редко, когда малыш способен понять, что именно ему нравится, быстро меняются предпочтения. А танцы требуют упорства, внимания, сил и времени. Конечно же, ребёнку, скорее всего, это быстро надоест. Поэтому здесь очень важно проявление родительской настойчивости.

Вспомните первые впечатления при знакомстве с шоу-пространством «Ленинград-Центр».

В. Т.: Когда пришла на официальный кастинг в «Ленинград Центр», я уже знала об этом пространстве и очень хотела в него попасть. Но шла наудачу — «будет или не будет». Безусловно, и площадка, и люди, которые там работали, заставляли меня испытывать волнение.

К.Л.: В «Ленинград Центр» в 2015 году пришла на шоу «Иллюзия». Я такого раньше не видела: смешение жанров и тот риск, на который шёл Феликс, меня очень поразили. Хотя, не буду скрывать, мне было страшновато работать в этом месте, потому что увидела парочку довольно откровенных сцен. Но я восприняла это как вызов. Мне было интересно.

Чем отличается обычная хореография от театральной?

В. Т.: Это большая разница. Театральную постановку мы всегда наполняем эмоциями, образами, отношениями. Пытаемся не просто станцевать хореографическую постановку, а нести её как цельный образ и передать зрителю определённую историю. Для этого нужно не просто «сделать рисунки», но и привнести драматургию, наполнить номер смыслом.

К.Л.: Театральная хореография отличается тем, что в ней обязательно должны быть содержание и суть, это не просто танец, передающий чувства. Желательно, чтобы он нёс какой-то вопрос к зрителю, чтобы получился диалог. Хотя, на мой взгляд, любая театральная деятельность связана с вопросом к зрителю.

Назовите несколько ярких представителей современной хореографии, которые вас вдохновляют.

В. Т.: Я с огромным уважением и восхищением отношусь к коллегам, которые работают со мной на одной сцене. Из хореографов меня вдохновляет Василий Козарь, он работает в московском театре Crave. Когда видишь какую-то интересную работу, даже не зная лично хореографа, не имея никакой информации о нём, можно вдохновиться. Таких людей в России становится всё больше, и это радует. Этому, конечно же, способствуют телевизионные проекты. У нас на самом деле сейчас очень много талантливых танцовщиков и хореографов.

К.Л.: Из представителей современной хореографии хочу выделить Джулиана Нуниса. Это хореограф и танцор, который сейчас плотно сотрудничает с Нидерландским театром танца. Я считаю, что это наше будущее.

Из каких элементов состоит танец?

В. Т.: Танец нельзя разобрать в «сухом понятии» по элементам, потому что он намного шире. Это ряд движений, плавно или резко перетекающих из одного в другое под музыку и передающих определённую эмоцию во время выступления. Наверное, я бы охарактеризовала его так.

К.Л.: Танец — это совокупность творческого порыва, музыки, души, настроения….

Существует много танцевальных конкурсов. Как вы думаете, соревнования ломают личность и загоняют любое творчество в определенные рамки?

В. Т.: Моё отношение к конкурсам просто великолепное. Я считаю, что это всегда возможность проявить себя или показать. И даже если ты не являешься победителем, ты участник, и там происходит твой собственный рост как хореографа, исполнителя. И если ты конструктивно воспринимаешь критику, всегда есть возможность улучшить свою работу, либо просто показать другим людям, как это можно сделать. Поэтому для меня танцевальные конкурсы — это способ профессионального хореографа или танцора расти над собой.

К.Л.: Я считаю, что конкурсы нисколько не влияют на творчество. Наоборот, они дают тебе возможность оценить уровень своего исполнения, посмотреть, как танцуют другие, вдохновиться и, возможно, после проигрыша стать лучше.

Что такое вдохновение в танце, на ваш взгляд?

К.Л.:  Вдохновение в танце может быть абсолютно от всего. От взгляда зрителя, от музыки, от слов режиссёра… Зависит от многих факторов. Вообще, для меня как танцовщицы вдохновение и есть танец.

Насколько в танце важны свобода и доверие? Как возможно развить эти качества?

В. Т.: Безусловно, и свобода, и доверие необходимы в танце. Я считаю это одним из обязательных условий и качеств профессионала. Свобода важна и в сольном исполнении, и в дуэтной истории и в командной. Обрести её, на мой взгляд, помогают различные техники, дыхательные практики. И большое количество выступлений на сцене. Чем больше показываешь себя в каких-то вещах, особенно в тех, в которых чувствуешь себя не совсем комфортно, тем больше появляется уверенности, свободы, потому что ты не думаешь о том, как сейчас выглядишь, что делаешь в данный момент и кто тебя оценивает.

Что касается доверия, то это больше относится к дуэтным танцам. Это тоже, конечно, необходимо. Но оно приходит с опытом «срабатывания» партнёров и с опытом перебарывания страха, если это боязнь высоты или бегут мурашки при поддержках. Всё тренируется. Существует большое количество тренингов, которые с нами проводит режиссёр. Много практик можно найти в интернете. Так что если есть такая необходимость, эти качества можно развивать.

К.Л.: Свобода в танце — это основополагающий элемент, без которого он не возможен. Потому что танец — это свобода выражения своей мысли через тело.

Случались у вас моменты, когда личные проблемы мешали выступлению? Если да, что помогло изменить состояние?

В. Т.: Я по-настоящему стараюсь разграничивать личные переживания, проблемы и работу. И если какие-то моменты сидят в голове и мешают настроиться на выступление, говорю и себе, и коллегам: «Ни один человек, который сидит сегодня в зале не знает о том, что происходит и не должен знать. Он пришёл посмотреть программу, получить удовольствие. Всё, что касается происходящего у вас в жизни, должно остаться за кулисами. Если вы пришли на работу, нужно выполнять её и делать это действительно качественно».

К.Л.: Очень часто, особенно у неопытных танцоров, личные переживания могут помешать выступлению. Но с годами ты набираешься опыта и понимаешь, что сцена — это сцена, а личная жизнь — совсем другое. И на сцене не нужно эти два понятия смешивать.

Вы все немного актёры, ведь выступаете в «Ленинград Центре». В чём ещё специфика таких постановок?

В. Т.: У нас в труппе профессиональные танцоры, актёры, цирковые артисты, вокалисты. Мы берём друг у друга самое лучшее и учимся. Это помогает расти в актёрском плане. Наши занятия по актёрскому мастерству, которые ведут режиссёр Феликс Михайлов и педагог Александр Черкашин, помогают раскрываться, учиться показывать себя с разных сторон. Нам выпадают различные образы, различные роли, и даже в танцах важно обладать другими навыками и умениями, чтобы правильно показать задумку хореографа и режиссёра.

Как проходят репетиции?

В. Т.: Как все обычные репетиции. Приходим в театр, переодеваемся, разогреваемся. Собираемся на сцене и начинаем либо «творить», ставить хореографию, либо делать из неё «конфетку», чистый наполненный номер, который может работать на сцене.

Действительно ли шоу-пространство — это не только труппа артистов, но и объединение единомышленников?

В. Т.: Да. «Ленинград Центр» — это объединение единомышленников. Потому, что мы все очень сильные, творческие, яркие, и как минимум, это нас уже объединяет. А дальше, конечно, мы начинаем работать над тем, чтобы всех ярких людей соединить в коллектив. Это не всегда бывает легко, есть и недопонимание. Это нормально. Но самое замечательное, что когда этот механизм запускается, творится самая настоящая магия!

К.Л.: Наше шоу-пространство существует только за счёт единомышленников. У нас есть капитан, который собрал нас, вдохновил. Мы все мыслим в одном направлении. И, конечно же, мы большая команда, создающая всё вместе.

От чего зависит успех вашего выступления?

В. Т.: Что касается меня, то он зависит от моего настроя, физического и эмоционального состояния и готовности к этому выступлению. Чем больше во мне уверенности, понимания, что номер отточен, я это пробовала, делала много раз, тем больше готовности к выступлению. Конечно, иногда ты бываешь на подъёме на 200 %, а иногда на 100 %. Но это всё настройка, она может изменяться.

К.Л.: Успех наших выступлений всегда заключается в нашем единении. Я в этом уверена на 100%. Это все цеха, режиссёр, труппа. И, конечно же, зритель.

Что необходимо, чтобы стать танцором-профессионалом?

В. Т.: На мой взгляд, чтобы стать танцором-профессионалом, нужно трудиться, развиваться, ходить на мастер-классы, искать себя в своём творчестве. Определять свои сильные стороны. Например, можешь брать эмоциональностью или же техникой, возможно у тебя есть особенности тела, которых нет ни у кого. Но самое важное — это стараться себя прокачивать со всех сторон. Я бы рекомендовала и вокал, и актёрское мастерство, дыхательные практики и, конечно же, танцевальные навыки.

К.Л.: Чтобы стать танцором-профессионалом нужно любить своё дело, верить в него и отдаваться ему полностью. Тогда точно будет результат.

Что бы вы пожелали или посоветовали читателям нашего журнала?

В. Т.: Я хотела бы пожелать вам вдохновляться творчеством, людьми, которые действительно для вас имеют какую-то значимость и вдохновлять других людей какими-то вашими особенностями и уникальностями. На самом деле, во всех аспектах нашей жизни можно быть тем человеком, который умеет то, чего не умеют другие. И я желаю вам найти свою творческую составляющую, своё творческое вдохновение.

Также с удовольствием приглашаю вас на спектакли «Ленинград Центра», где будем рады удивлять вас, и будем счастливы, если вы получите удовольствие от нашего представления, шоу, спектакля.

К.Л.: Совет мой такой: если вы что-то любите, это нужно делать обязательно. Свои мечты нельзя закапывать. Нужно развиваться и заниматься любимым делом. И тогда всё вокруг станет лучше. Тогда будут потрясающие постановки, будут радоваться зрители, и вы почувствуете, что делаете очень хорошее дело для себя, для окружающих, для мира.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.