Владимир Дерябкин

«Главное — иметь желание и верить, что всё получится»

Владимир, вы родились в семье цирковых артистов. Где прошло ваше детство?

Конечно же, в цирке. И в первый класс пошёл там, где в это время находился цирк. Моим родителям не с кем было меня оставлять, поэтому я даже на гастролях был с ними. Все репетиции проходили на моих глазах и с моим участием. И да, благодаря этому, когда мне было три года, я познакомился с Юрием Владимировичем Никулиным.

Ваши родители на манеже работали с медведями. А как вы относитесь к этим животным?

К мишкам отношение замечательное. Животные бескомпромиссные, прямолинейные, так сказать. По сути, они вывели меня на манеж. Я отработал с медведями 15 лет. Но сейчас хочу двигаться в другом направлении.

В детстве вы увлекались музыкой. На каких музыкальных инструментах играли?

Барабаны, гитара, губная гармошка, фортепиано. Любимым инструментом, конечно, были барабаны. Ребёнку всё-таки это интереснее всего. Сиди, лупи палками по кастрюлям. Были у нас разноцветные круглые табуретки, привезённые откуда-то с гастролей, они и стали моей первой ударной установкой. Родители «вешались», конечно. Но интерес к музыке одобряли и развивали.

Благодаря интересу к музыке и умению мастерски играть на ударных, вы придумали одну из самых популярных реприз — «Хлопки». А что представляет собой цирковая реприза?

Цирковая реприза, в целом, это клоунский номер, призванный заполнить неизбежную паузу между выходами артистов разных жанров. Ведь необходимо установить реквизит, в каких-то случаях — клетку для работы с хищниками. Ну, и чтобы зритель посмеялся, отвлекся от серьёзных номеров. Всё-таки, я считаю, основная цель клоунады — радовать зрителя. Пусть даже в ней и есть какой-то скрытый смысл, но он должен передаваться через игру, смех.

До начала цирковой карьеры вы выступали в музыкальной группе БХЛ. Расскажите об этом периоде вашей жизни.

Мне было 18 лет, я таксовал в Питере на собственной машине. Конец 90-x, частным извозом занимались все, у кого была возможность, кто не знал куда себя деть. Да и жить на что-то надо было. Впрочем, как и сейчас. Однажды подвозил ребят, разговорились. Они рассказали, что музыканты, группа своя, но нет барабанщика. Я сказал, что умею играть на барабанах, ну и пошло-поехало. Правда, музыкальная карьера была недолгой — я записал с ними альбом, снялся в клипе, но дальше… Цирк затащил меня к себе обратно.

Вы написали альбом на стихи отца. Какая тематика объединяет ваше творчество?

Цирковая, конечно. Это песни о цирке, о гастролях, о дороге, обо всём, что близко не только мне, но и любому цирковому артисту.

В 16 лет вы впервые вышли на манеж с номером «Автомастерская», где партнёрами стали ваша мама и взрослый медведь Тихон. Вам не было страшно?

Нет, страха не было. Медведь был взрослый, но воспитывался он при мне, со мной. Я знал его совсем с маленького возраста (так всегда в цирке: чтобы воспитать из хищника артиста, надо выкормить его с младенчества), кормил его из соски, убирал за ним, участвовал в репетициях. Мама помогала. Поэтому, когда наступил час икс, было волнение, но не страх. Дрессировщик вообще не должен бояться, опасаться — да, быть настороже, чувствовать животное. Но если ты будешь бояться, животное почует и адекватного поведения уже не будет.

Потом вы с женой Ириной создали свою современную интерпретацию номера с медведями. В чём основные отличия от оригинальной версии?

Поменялась ситуация, антураж, так сказать. Была автомастерская — стала дорога с автоинспектором. Но основная сюжетная линия осталась прежней: любовный треугольник, борьба за внимание девушки между человеком и медведем.

Вы не только дрессировщик, но ещё и артист жанра клоунады. Какое направление для вас главное сейчас?

Конечно, клоунада. Для творчества это наиболее урожайная нива. Большой разбег. Можно применить все свои умения. Да и номер с дрессированным медведем — юмористический, весёлая сценка с забавной сюжетной линией.

Говоря о клоунаде, нельзя не вспомнить самого известного советского артиста Юрия Никулина. В своих выступлениях вы чаще используете репризы советской школы или же подходите новаторски?

Репризы советской школы. Это классика клоунады. Она более понятна зрителю, более понятна и мне как исполнителю, более доходчивая, добрая. Российскому зрителю она ближе.

Вы получали высокие награды на международных цирковых фестивалях. Сложно стать лучшим?

Не подумайте, что я хвастаюсь, но всё было легко. Главное — иметь желание и верить, что всё получится, верить в себя. Свой успех мы создаём сами. Правда, одно для меня всегда сложно — преодолеть рутину. Вот вообще не представляю, как люди на заводе работают, изо дня в день делают одно и то же. Я не смог бы.

Что бы вам хотелось видеть в перспективе для вашего бренда «Шоу Владимира Дерябкина»?

Вы знаете, сейчас, наверное, весь наш цирковой народ хочет только одного, чтобы мир вернулся к обычному порядку. А если говорить обо мне, то, пожалуй, я хочу, чтобы под знаком нашего бренда проводился фестиваль молодых, талантливых, начинающих артистов цирка, чтобы искусство наше продолжало жить.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.