Ирина Кривошей

«Мечтаю подарить участникам моих фестивалей возможность выступить в Большом Московском цирке»


Ирина, вы активно занимались спортом в детстве. Как это, а также физическая подготовка повлияли на развитие в воздушной гимнастике?

На самом деле почти никак, разве что морально. Потому что тот самый спортивный характер, который учит тебя терпеть и работать, воспитывается именно в спорте. Когда я пришла в воздушную гимнастику, была слабенькой и деревянненькой.

Вы признавались, что буквально влюбились в воздушные полотна. Что вас заинтересовало?

Не могу сказать, что именно меня заинтересовало. Это была какая-то магия. Я увидела девушку на полотнах в шпагате под потолком и просто обомлела. Наверно так. Когда предчувствуешь, что нашла свою любовь и своё призвание, точно не можешь объяснить, что и почему — тебя просто тянет к этому.

Со временем вы решили открыть свою студию. С какими сложностями столкнулись?

Сложностей была масса. Я же ничего не знала о бизнесе, никак к этому не готовилась, ничего не считала. Мне, как и многим, казалось, что своя студия — это очень просто. Арендовал помещение, взял тренеров, собрал людей, собрал с них деньги и кайфуешь.

О том, что тренеры могут быть непрофессиональными, забывать про занятия, плохо вести себя с клиентами, уводить их к себе, брать деньги из кассы я и не подозревала. К тому же проблем с клиентами и арендодателями тоже было множество. Одни просили возвратов, переносов и т. д. а другие, не помогая никак следить за состоянием зала, требовали денег за аренду раньше установленного срока. Помню, как стояла зимой на крыше студии с маленьким совком для мусора, которым чистила снег, и думала: «А зачем мне всё это надо?». Но потом время проходит, и такие моменты становятся опытом.

Вы обучались в цирковой академии в Америке. Что вам было особенно важно? Отличаются ли русская и американская школы?

Я обучалась по программе Американской цирковой академии. Это был невероятный опыт для меня, потому что всё обучение было на английском. Я его, конечно, знала, но не на уровне носителя. И тем более лексика для меня была непростой.

Мы учились по восемь часов в день, а в конце был экзамен из трёх блоков: тест с закрытыми и открытыми вопросами, демонстрация своих навыков (по билетам) и навыки объяснения. Всё это на английском.

Для меня это было очень ценное обучение, потому что поняла, насколько разный у нас подход. В России все стремятся сделать какие-то невероятные трюки и обрывы, зачастую в ущерб технике и здоровью. Неважно, как лететь, главное — лететь. У нас на втором-третьем занятии ученики требуют обрывы. Да пожёстче. Американская же школа такое не приветствует. Там минимум полгода ты будешь учить простые элементы, выполнять упражнения для формирования мышечного корсета, и только потом тебе позволят что-то посерьёзнее. Кроме того, они учат понимать и чувствовать своё тело, используя для этого упражнения из пилатеса. И мне это очень помогло для понимания того, почему какие-то элементы в моём исполнении смотрятся не так чисто, как у тренера.

Расскажите подробнее про Всероссийскую конвенцию по воздушной гимнастике. Как родилась идея?

Конвенция — это молодой проект, но очень надеюсь, что мне удастся сделать её популярной. Идея родилась после того, как я столкнулась с очередным вопросом в сфере воздушной гимнастики. Подумала, а что если бы было мероприятие или место, куда люди могли бы прийти и найти ответы на все свои вопросы, Это ведь было бы очень круто и полезно для всех, потому что я за 13 лет своей деятельности собирала всю информацию по крупицам, и это было всегда непросто. А тут ты приходишь, повышаешь свой уровень, и отрасль растёт, развивается.

Со временем вы организовали фестиваль. Как его проводили?

Ох, фестиваль — это вообще была авантюра авантюр. Помню, пришла к моей помощнице и подруге Юле и говорю: «Слушай, хочу летний фестиваль, а время как бы конец июня». А она неожиданно: «Ну, давай». У моих знакомых был понтон на воде с трибуной. Решили провести там, так как с него открывался нереально живописный вид. Но было одно но, его давно никто не использовал, его просто напрочь загадили чайки.

Мы собрались нашим десантом из девчонок и мели, драили и красили эту трибуну. Потом сторожили металлическую конструкцию, так как её постоянно пытались потрогать, пошатать. Ночь на дворе. А мы по очереди сидим, охраняем. В общем, весело было. Но вишенкой на торте стало то, что в конце мероприятия приехала экологическая полиция и чуть не свернула всё это. Оказалось, что «добрые» граждане пожаловались на нас, мол, природу уничтожаем. (Смеётся.) Но мы мирно разошлись, хоть и перенервничала я сильно.

Чуть позже в ГУЦЭИ вы создали проект «Ты — сердце воздуха». В чём его особенности?

Основная — недостижимость этой площадки для меня. Ведь манеж — это мечта каждого артиста, а ГУЦЭИ — Мекка для всех цирковых.

Я просто как то поделилась мечтой о ГУЦЭИ со своим партнёром. И он мне буквально на следующий день звонит: «Какие даты нам подойдут?». Я аж дар речи потеряла, на седьмом небе от счастья была. Ведь я смогу подарить всем занимающимся мечту выступить в манеже. Это непередаваемые ощущения.

Ещё один ваш проект — «Матрёшка» проходил в Сколково. Какой оказалась концепция?

Пространство «Матрёшки» я увидела на баннере в Сколково и сразу загорелась идеей провести там мероприятие. Подумала, что круто было бы подарить участникам возможность почувствовать себя артистами площадок мирового уровня. Узнать, какими красками может заиграть их номер на одной из самых технологичных площадок. К тому же Сколково — это серьёзный уровень, которого достойны наши участники.

В 2022 году от Федерации деятелей культуры вы получили звание «Руководитель года». А что такое — быть руководителем?

Было очень неожиданно и безумно приятно. Это дало мне понять, что мой труд оценён на самом высоком уровне, силу и мотивацию двигаться дальше.

Что такое быть руководителем? Это быть везде и всюду, знать всё и постоянно учиться. А ещё не чураться любой работы. Руководитель может сегодня принимать на работу и давать указания, а завтра мыть полы, потому что уборщица заболела и не вышла, а послезавтра чистить тот самый снег на крыше.

Сейчас вы преподаёте в Международном институте эстетики и цирковых искусств. Поделитесь впечатлениями от работы и планами.

Это очень ответственно и для меня безумно серьёзно. Ведь мне необходимо подготовить людей, которые станут обучать других и формировать будущее воздушной гимнастики. Для этого я к своему диплому преподавателя циркового искусства решила добавить диплом преподавателя спортивной гимнастики.

Вы член Союза деятелей циркового искусства. Какие готовите проекты?

Моя основная задача как члена Союза — максимально популяризировать воздушную гимнастику и цирковое искусство, воспитать у людей уважительное отношение к труду артиста цирка. Именно на это направлены все мои проекты.

О чём вы мечтаете?

Это совсем нескромно, наверное, но я мечтаю подарить участникам моих фестивалей возможность выступить в Большом Московском цирке.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *